Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

О блевоте икрой или Прелести еды в позднесоветский период

"Русская жизнь" опубликовала статейку некоего Павла Пряникова "Еда и воля" о прелестях еды в позднесоветский период (http://www.rulife.ru/index.php?mode=article&artID=216), вызвавшую своим бесстыдством волну откликов. Главред Ольшанский на оные отклики откликнулся в своем жж сообщением, что он в детстве неоднократно блевал черной икрой (http://olshansky.livejournal.com/1085116.html). Получив ожидаемый поток возмущения, он в следующем посте дал задний ход, признавшись в провокации (как будто кто-то в этом сомневался).
Я, в числе многих, не смог удержаться от эмоций и высказал в дневниках Ольшанского и Пряникова, что я о них думаю. Хотя правы те комментаторы, которые определили двух сиих молодых людей, как "мажоров", то есть существ, в принципе неспособных понять упрека в бессовестности.
Поскольку некоторые другие комментаторы возражали, что "многое в заметке верно", я не поленюсь разобраться по существу.

Итак, возьмем первый же абзац статейки: "Когда сегодня нам рассказывают об ужасах советской действительности, обязательно поминают пресловутый продовольственный дефицит. Это один из самых стойких и зловредных пропагандистских штампов. Надо сказать, что в реальности ничего такого не было". - Ложь N° 1. Всякий, кто жил в то время не блюя при этом икрой, то есть не входя в тогдашнюю элиту, знает, что дефицит был, и не только продуктовый.

"В погоне за колбасой «по два девяносто» советский человек не замечал, что вокруг продаются прекрасные товары по чрезвычайно доступным ценам". - Ложь N° 2. Как только появлялось хоть что-то по доступной цене, тут же выстраивалась очередь. Даже если это что-то было отнюдь не прекрасно.

"Начиная с 1979 года, когда мне исполнилось семь лет, мама регулярно брала меня с собой на Бутырский колхозный рынок. Рыночные ряды с продуктовым изобилием производили сильное впечатление". - Правда. Но почему это рыночные ряды с продуктовым изобилием производили сильное впечатление (добавлю, не только на семилетнего ребенка - я в те годы был взрослым человеком и подтверждаю: впечатление, действительно сильное было, правда, не столько от изобилия, сколько от цен).

"Примечательно, что в советском обществе был наиболее свободен человек, вышедший на пенсию. Благодаря старикам пенсионерам СССР и жил так долго, а под конец своей истории — даже счастливо". - Ложь или правда? Предоставим судить об этом тем немногим из тогдашних пенсионеров, которые еще живы. Их мало осталось, поскольку большинство выморено реформаторами. Конечно, на максимальную пенсию в 120 рублей можно было раз в месяц побаловать себя и чем-то вкусненьким (не с рынка, конечно). Но ведь далеко не все получали максимальную пенсию.

"Вопреки распространенному мнению, изобиловала едой и провинция. Мой отец был капитаном пассажирского теплохода, и с 1981-го по 1985 год я каждое лето ходил с ним по Оке, Волге, Ладоге и прочим водным артериям. Помню, гуси в Лашме (городок на Оке, недалеко от Константиново, деревни, где родился Есенин) стоили 5 рублей за тушку — а она обычно тянула килограмма на три или четыре. Литровая банка земляники там же — 1 рубль.". - Ложь или правда? Для капитана, да и для его городских пассажиров туристов - правда. Для местных жителей - ложь. Они потому и продавали задешево плоды своего труда, что каждый рубль в деревне давался ох как тяжело.

"В те же ранние 80-е я несколько раз побывал в деревенской глубинке. В письме, приглашавшем нас на Новгородчину, дальние родственники просили захватить с собой колбасы (!). На месте выяснилось: они держали скот и птицу, а вот приготовить из них ничего не умели, за полвека колхозной жизни эти навыки были утрачены". - Правда. И как-то плохо вяжется с предыдущими утверждениями автора.

"в позднебрежневское время шесть—десять соток земли легко можно было получить бесплатно". - Ложь N° 3.

"На большую, в двести дворов деревню приходилось всего три-четыре семьи, которые могли сами приготовить балыки, колбасы, грудинку. Как раз эти семьи и жили тогда припеваючи: богатый дом, машина". - Сомнительно, но поверим. Если такие семьи были, то зачем же дальние родственники автора просили привезти городской колбасы? Как бы то ни было, автор признает, что в счастливые позднебрежневские времена максимум одна деревенская семья из пятидесяти жила припеваючи.

"Но и в городских советских магазинах можно было купить прекрасный продукт, о котором сегодня и не мечтают шеф-повара респектабельных мос­ковских ресторанов". - Ложь N° 4. Если, конечно, не имеются в виду советские магазины-спецраспределители. Впрочем, и в них набор продуктов был более скромным, чем сейчас в любом супермаркете.

"магазин «Олень» на Ленинском проспекте предлагал медвежатину по 3 рубля 50 копеек за килограмм, глухарей и тетеревов по 6—7 рублей за тушку, оленину по 3 рубля. Народ заходил туда, брезгливо осматривал деликатесы, разворачивался и отправлялся искать вожделенную колбасу. А в нее всегда пихали манку и соевый шрот". - Ложь или правда? Поскольку цены были такие же, как на рынке, логично предположить, что и покупатели, брезгливо рассматривавшие  товар, были те же. Эти люди вряд ли вожделели к дешевой колбасе.

"Можно долго спорить о причинах, породивших пустые магазинные полки". - так, значит, они все-таки были пустыми! А как же Ваши Лжи N°N° 1,2 и 4, господин Пряников?

"мне кажется, что главным фактором советской потребительской трагедии стала психология советского человека. И материальным символом этой психологии был холодильник. Как можно доверять этот предмет бытовой техники, оснащенный большой морозильной камерой, народу, до того триста лет недоедавшему?" - По форме сей тезис - не утверждение, а предположение. Но и тут вкралась ложь, скорее всего - невольная: автор просто не знает, что не у всех были тогда холодильники. Даже в Москве. Я лично знал нескольких пенсионеров, которые были счастливы, потому что их дети, купив, наконец, себе большой холодильник с морозильной камерой, отдавали старикам старый.

"Народу, половина которого помнила и поминала голод начала 30-х и карточную систему 40-х! Въевшийся в подсознание, в генетическую память Голод заставлял советского человека накапливать в холодильнике месячный запас продуктов". - Ложь N° 5. Не подсознание, не воспоминания о прошлом, а отчетливое сознание, знание жизни, бытовой здравый смысл подсказывали тем, кто не имел возможности питаться с рынка и из "Оленя": "Хватай, что дают! Завтра и этого не будет!"

"Принцип «хватай, что дают» достиг апогея во второй половине 80-х, когда возник дефицит идеалов, которые могли бы объединить людей эффективнее, чем батон колбасы". - Ложь N° 6. Этот принцип был в апогее в течение всех лет советской власти.

Я еще раз перечитал статейку в поисках того "многого, что в ней верно". Но нашел лишь еще несколько мелких передергиваний. А верно в ней то, что относится к ярким воспоминаниям автора о сладком детстве и юности:

"Как сейчас помню парное мясо по 3—5 рублей за килограмм, картошку по 20 копеек, ананасы и арбузы среди зимы. У регулярно отоваривавшихся на рынке постепенно складывался свой круг продавцов. Больше всего удивляли лица и поведение торгующих — на их фоне работники советских магазинов казались агрессивными андроидами. А здесь были люди, яркие, живые. Мед мы из года в год покупали у старовера из Псковской области, зелень — всегда у одних и тех же грузинок: майоран, эстрагон, базилик, шнит-лук, чабрец, черемша; если мама набирала у них товара рубля на два—три, торговки выдавали мне в подарок свечку чурчхелы. Овощи мы брали у бабушки из подмосковной Икши, молочные продукты — у волоколамского старичка.
Среди продавцов на тех рынках почти не было русской молодежи, зато какие старики и старушки стояли за прилавками! С какими шутками и присказками они отвешивали квашеную капусту и соленые помидоры, черную редьку с дмитровских супесей или огурцы из окской поймы. А дагестанцы, продающие баранину, а узбеки с дынями и пряностями! А интеллигентные старушки с Чистых прудов — на Черемушкинском рынке у них был свой угол, где они продавали черенки, отводки и сами комнатные растения".

Конечно, тяжело после такого детства смириться с возникшим во второй половине 80-х дефицитом идеалов.
Tags: Ольшанский, Россия, совок
Subscribe

  • Зафрендил bigdrum

    bigdrum - я узнал о его существовании благодаря его отклику на мою старую (годичной давности) запись "Письменное народное творчество".…

  • Зафрендил clear_text

    clear_text - блог Дениса Драгунского: " пишу открытым текстом. только не о политике" Хорошие рассказы с неожиданными концовками.

  • Зафрендил belenky

    belenky - Марья́н Дави́дович Бе́ленький (род. 29 июня 1950, Киев) — украинский, российский и израильский литератор, переводчик, журналист,…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Зафрендил bigdrum

    bigdrum - я узнал о его существовании благодаря его отклику на мою старую (годичной давности) запись "Письменное народное творчество".…

  • Зафрендил clear_text

    clear_text - блог Дениса Драгунского: " пишу открытым текстом. только не о политике" Хорошие рассказы с неожиданными концовками.

  • Зафрендил belenky

    belenky - Марья́н Дави́дович Бе́ленький (род. 29 июня 1950, Киев) — украинский, российский и израильский литератор, переводчик, журналист,…