Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

Об интеллигенции - 21

Д.С.Лихачев опублковал в номере 2 "Нового мира" за 1993 г. письмо в редакцию, озаглавленное "О русской интеллигенции" (http://lib.ru/POLITOLOG/lihachev.txt), где, в частности, пишет:

что такое интеллигенция? Как я ее вижу и понимаю? Понятие это чисто русское и содержание его преимущественно ассоциативно-эмоциональное.
К тому же по особенностям русского исторического прошлого мы, русские люди, часто предпочитаем эмоциональные концепты логическим определениям./.../
Безусловно прав А. И. Солженицын: интеллигент -- это не только образованный человек, тем более не тот, которому он дал такое обозначение как "образованец" (что-то вроде как "самозванец" или "оборванец"), это, может быть, и несколько резко, но Александр Исаевич понимает под этим обозначением слой людей образованных, однако продажных, просто слабых духом.
Интеллигент же -- это представитель профессии, связанной с умственным трудом (инженер, врач, ученый, художник, писатель), и человек, обладающий умственной порядочностью. Меня лично смущает распространенное выражение "творческая интеллигенция",-- точно какая-то часть интеллигенции вообще может быть "нетворческой". Все интеллигенты в той или иной мере "творят", а с другой стороны, человек пишущий, преподающий, творящий произведения искусства, но делающий это по заказу, по заданию в духе требований партии, государства или какого-либо заказчика с "идеологическим уклоном", с моей точки зрения, никак не интеллигент, а наемник.
К интеллигенции, по моему жизненному опыту, принадлежат только люди свободные в своих убеждениях, не зависящие от принуждений экономических, партийных, государственных, не подчиняющиеся идеологическим обязательствам.
Основной принцип интеллигентности -- интеллектуальная свобода,-- свобода как нравственная категория. Не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли. Я убежден, впрочем, что можно быть и несвободным от раз и навсегда принятых принципов. Это касается людей "с лобной психикой", отстаивающих свои старые, когда-то ими высказанные или даже проведенные в жизнь мысли, которые сами для себя сковывают свободу. Достоевский называл такие убеждения "мундирами", а людей с "убеждениями по должности" -- людьми в мундирах. /.../
Вопрос о нравственных основах интеллигентности настолько
важен, что я хочу остановиться на нем еще.
Прежде всего я хотел бы сказать, что ученые не всегда
бывают интеллигентны (в высшем смысле, конечно).
Неинтеллигентны они тогда, когда, слишком замыкаясь в своей
специальности, забывают о том, кто и как может воспользоваться
плодами их труда. И тогда, подчиняя все интересам своей
специальности, они жертвуют интересами людей или культурными
ценностями. /.../
Я бы сказал еще и так: интеллигентность в России -- это
прежде всего независимость мысли при европейском образовании.
(Почему европейском -- скажу ниже.) А независимость эта должна
быть от всего того, что ее ограничивает,-- будь то, повторяю,
партийность, деспотически властвующая над поведением человека и
его совестью, экономические и карьерные соображения и даже
интересы специальности, если они выходят за пределы допустимого
совестью. /.../
Русская интеллигенция в целом выдержала испытание нашим
Смутным временем, и мой долг человека -- свидетеля века --
восстановить справедливое к ней отношение. Мы слишком часто
употребляем выражение "гнилая интеллигенция", представляем ее
себе слабой и нестойкой потому, что привыкли верить
следовательскому освещению дел, прессе и марксистской
идеологии, считавшей только рабочих "классом-гегемоном". Но в
следственных делах оставались лишь те документы, которые играли
на руку следовательской версии, выбитой из подследственных
иногда пытками, и не только физическими. Самое страшное было
положение семейных. Ничем не ограниченный произвол следователей
угрожал пытками членам семьи, и мы не вправе строго судить тех,
кто, не вникая даже в суть подписываемого, подтверждал версии
следователей /.../
Неправильно думать, что интеллигенция появилась
непосредственно после перехода России на позиции
западноевропейской (европейской она была всегда) культуры.
При Петре не было интеллигенции. Для ее образования нужно
было соединение университетских знаний со свободным мышлением и
свободным мировоззренческим поведением. /.../
Первые настоящие, типично русские интеллигенты появились в
конце XVIII -- начале XIX века: Сумароков, Новиков, Радищев,
Карамзин. К ним нельзя отнести даже Державина -- слишком он
зависел от власти. Пушкин несомненный интеллигент. Он не
получал золотых табакерок и хотя жил в основном от гонораров,
но в своем творчестве не зависел от них Он шел свободной
дорогой и "жил один".
Как некое духовное сообщество интеллигенция заявила о себе
14 декабря 1825 года на площади Петровой. Восстание декабристов
знаменовало собой появление большого числа духовно свободных
людей. Декабристы выступили против своих сословных интересов и
интересов профессиональных (военных в том числе). Они
действовали по велению совести, а их "тайные союзы" не
Обязывали их следовать какой-то "партийной линии".
В то же время терроризм, зародившая в Росам, и
"профессиональные революционеры", все эти Ткачевы и Нечаевы (а
может быть, и Чернышевские?), были глубоко антиинтеллигентскими
личностями. Не интеллигенты были и те, кто становился на колени
перед "народом" или "рабочим классом", не принадлежа ни к тому,
ни к другому. Напротив, сам рабочий, обладая достаточно,
высоким профессиональным и непрофессиональным кругозором и
природной совестливостью (а таких было немало до той поры, пока
именем "рабочего класса" не стали твориться преступления), мог
приближаться к тому, что мы называем общей интеллигентностью. /.../
Усиленная духовная активность интеллигенции пришлась на
первое десятилетие советской власти. Именно в это десятилетие
репрессии были в первую очередь направлены против
интеллигенции. В последующие тридцатые годы репрессии были не
только против интеллигенции (против нее они были всегда), но и
против крестьянства, ибо крестьянство, которое сейчас принято
называть "безграмотным", обладало своей тысячелетней культурой.
Духовенство, городское и сельское, отдельные представители
которого еще до революции проявляли себя как интеллигенты (отец
Павел Флоренский), снова выделило из своей среды ряд
замечательных представителей интеллигенции (Сергий Булгаков,
Викторин Добронравов, Александр Ельчанинов и другие).
Итак, большинство русской интеллигенции не запятнало себя
отступничеством. Я мог бы назвать десятки имен людей, которые
честно прожили свою жизнь и не нуждаются в оправдании себе тем,
что "мы так верили", "мы так считали", "такое было время", "все
так делали", "мы тогда еще не понимали", "мы были под наркозом"
и пр. Эти люди исключают себя из числа интеллигентных,
обязанностью которых всегда было и остается: знать, понимать,
сопротивляться, сохранять свою духовную самостоятельность и не
участвовать во лжи. Не буду приводить фамилии всех тех
самозваных интеллигентов, участие которых в различного рода
кампаниях и проработках с самого начала не было случайностью.
Их было много, но винить из-за них всю русскую интеллигенцию,
против которой все семьдесят лет были направлены репрессии,
никак нельзя. К тому же, не было бы старой интеллигенции, не
было бы и диссидентов помоложе. Интеллигенция все это время
была главным врагом советской власти, так как была независима.
Годы борьбы государства с интеллигенцией были одновременно
годами, когда в официальном языке исчезли понятия чести,
совести, человеческого достоинства, верности своим принципам,
правдивости, беспристрастности, порядочности, благородства.
Репутация человека была подменена характеристиками
"треугольников", в которых все эти понятия и представления
начисто отсутствовали, а понятие же интеллигентности было
сведено к понятию профессии умственного труда.
Неуважение к интеллигенции -- это и нынче неуважение к
памяти тысяч и тысяч людей, которые мужественно вели себя на
допросах и под пытками, остававшихся честными в лагерях и
ссылках, во время гонений на те или иные направления в науке./.../
Черта, определявшая характер русской интеллигенции,-- это
отвращение к деспотизму, воспитала в ней стойкость и чувство
собственного достоинства.
Ну, а что же: интеллигенция -- это западное явление или
восточное? Ответ на этот вопрос лежит в том, признаем ли мы
Россию Западом или Востоком. Один из главных столпов
интеллигентности -- характер образованности. Для русской
интеллигентности образованность была всегда чисто западного
типа.
Если Россия -- это Восток или даже Евразия, то
западноевропейский характер ее образованности позволяет легко
оторвать интеллигенцию от народа, оправдать в известной мере
отрицательное отношение к ней господствовавшего в России слоя
полуинтеллигенции, полуобраэованцев и образованцев. И не
поэтому ли, не из желания ли оторвать одно от другого,
Евразийство за последние годы приобретает у нас мракобесный,
черный характер?
На самом же деле Россия -- это никакая не Евразия. Если
смотреть на Россию с Запада, то она, конечно, лежит между
Западом и Востоком. Но это чисто географическая точка зрения, я
бы даже сказал -- "картографическая". Ибо Запад от Востока
отделяет разность культур, а не условная граница, проведенная
по карте. Россия -- несомненная Европа по религии и культуре.
При этом в культуре ее не найти резких различий между западным
Петербургом и восточным Владивостоком.
Россия по своей культуре отличается от стран Запада не
больше, чем все они различаются между собой: Англия от Франции
или Голландия от Швейцарии. В Европе много культур. Главная
связующая среда России с Западом -- это, конечно,
интеллигенция, хотя и не одна она. /.../
И в наше время интеллигенция подвергается осмеянию и уничтожению, и
с чьей же стороны? Со стороны другой части интеллигенции, а
если так, это значит, что та, "другая", часть необоснованно
присвоила себе само определение "интеллигенция".
Дискуссии, разное видение мира и его будущего, конечно же,
свойственны интеллигенции, но взаимное уничтожение привнесено в
ее среду тем же Горьким, теми же полузнайками и
"обраэованцами", не говоря уж о ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. Так неужели и
нынче всю тяжесть бремени, все исторические задачи, возложенные
на интеллигенцию, она может решить только путем бесконечных
распрей и взаимного озлобления, выводящим ее за пределы
интеллигентности, в то время как вся история культуры, равно
как и совсем недавний наш практический опыт, подсказывает нам
совершенно иной, противоположный путь?
И неужели мы станем по-прежнему, "по-большевистски",
недооценивать интеллигенцию и ее роль в жизни наших народов?</pre>
</pre>
</pre>
</pre>

</pre></pre></pre></pre></pre>
 
Tags: Лихачев, интеллигенция
Subscribe

  • Зафрендил bigdrum

    bigdrum - я узнал о его существовании благодаря его отклику на мою старую (годичной давности) запись "Письменное народное творчество".…

  • Бисмарк о России и Русских

    «Заключайте союзы с кем угодно, развязывайте любые войны, но никогда не трогайте русских» «Превентивная война против России…

  • 9 принципов счастья из разных стран. И десятый - из России.

    Каждый из нас по большому счету приходит в этот мир только с одной целью — стать счастливым. Другое дело, что представления о счастье у нас у…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments