Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

Псевдология

ПСЕВДОЛОГИЯ

Э.В. Нечаев к. э. н, социолог

Дурят нашего брата, ох, дурят...”. “Белые” считают, что всех нас обдурили в 17-м году, “красные” - в 85-м, все - что обдурили в 61-м, пообещав коммунизм, почти все - что обдурили, пообещав в 91-м “реформы”. И все правы.

Мы прекрасно знаем, к чему привели исследования электромагнитных волн: результат - телевизор почти у каждого. Так же мы видим и достижения других наук: ракеты - результат развития космонавтики, лекарства - фармакологии, стиральные порошки - химии и т.д. Но вот парадокс: о том, что может существовать наука о манипулировании сознанием и поведением людей и что она должна была достичь определенных успехов, мы как-то не задумываемся. Послушайте споры о политических деятелях, и вы в подавляющем большинстве случаев столкнетесь с “детской” прямолинейностью: “слышал, что сказал президент?”, “слышал, что теперь Х против Y?”, “слышал, что...”. Уровень этих споров находится в разительном несоответствии с достижениями, каких должна была достигнуть эта наука.

 

В одном из своих произведений Владимир Леви написал, что слово “да” можно произнести более чем с двадцатью разными интонациями. Очень может быть. Но ведь и другие слова тоже! А если еще учесть тонкости порядка расстановки слов, используемого словесного стиля, контекста разговора... Открывается огромное поле для импровизации, многообразие комбинаций. Для тех, кто владеет процессом подачи информации (для актеров, комментаторов, дикторов и пр.). Подумаем, неужели у мастеров политики набор средств менее богатый? Если же это допустить (хотя, почему бы и не признать сразу?), то чего стоят на самом деле наши попытки играть в выборы или следить за политическими баталиями по “ящику”?

Другой пример: идет игра в шахматы двух гроссмейстеров. Каждый ход является частью замысла в рамках дебюта (начала партии), миттельшпиля (середины игры), эндшпиля (её концовки), в каждом из этих периодов есть свои принципы взаимоотношений между тактикой и стратегией, свои правила жертвования фигур, сама партия может быть намеренно проиграна (принесена в жертву), дабы расслабить противника или не открыть раньше времени “коронную” комбинацию, которая будет использована в следующей или только в третьей (пятой, седьмой) партии. А рядом стоят юные шахматисты и реагируют: ух ты, отдал коня! Проиграет... Но ведь так же играют гроссмейстеры-политики: депутаты, министры, президенты, блоки государств, комбинируя различные ходы в зависимости от сложившейся ситуации, с учетом предыстории, возможного веера исходов в будущем, соотношения стратегии и тактики, а в “ящик” смотрят “домашние, кухонные политики” и реагируют: ух ты, во дает! а тот...

Почему же мы не знаем ничего о такой науке? Ответ прост: было бы странно, если бы кто-то рассказал, как он нас дурит. Поэтому нам ничего другого не остается, как попробовать реконструировать эту науку по каким-то фрагментам, повторяющимся с какой-то закономерностью событиям, посмотреть на уроки прошлого, вдуматься в разбросанные по различным книгам мысли.

Как водится, каждая наука должна как-то называться. Назовем её ПСЕВДОЛОГИЕЙ, т.е. наукой о ложном.

1. ЦЕЛЬ ПСЕВДОЛОГИИ

Когда нас заставляют, мы с самого начала осознаем, что кто-то (человек, группа людей, государство) пренебрегает нашими желаниями. Например, нам предлагают выбор “жизнь или кошелек”. Нам бы хотелось сохранить и то, и то, но... В такой ситуации мы можем либо покориться и отдать кошелек, предпочитая сохранить более ценное - жизнь, либо начать борьбу, посчитав свои силы достаточными. В данный момент остановим свое внимание не столько на правильности выбора, сколько на том, что в случае принуждения мы сразу же испытываем отрицательные эмоции (страх, обиду, ненависть), ибо давление на нашу волю в сторону выбора, желательного для противника, для нас очевидно.

Когда же нас привлекают чем-то, мы получаем возможность удовлетворить свои потребности (совместно с партнером) практически без их ущемления (по крайней мере нам так кажется). Например, нам предлагают вступить в брак. Или - перейти на новое место работы. Разумеется, и в том, и в другом случае мы чего-то лишаемся. Но выигрыш обычно превышает проигрыш, и мы добровольно соглашаемся. Конечно, ошибки возможны, но в этот момент мы испытываем положительные эмоции: нам хотят сделать лучше. И чем более сущностные наши потребности при этом удовлетворяются, тем дольше мы остаемся довольными.

Можно ли человека привлечь чем-то на всю жизнь, т.е. - чтобы он никогда не пожалел? Да. Это редчайшие случаи настоящей дружбы и настоящей любви, осознанное вероисповедание. А что же тогда есть манипулирование? В современной политике, где действует временно находящийся у власти человек (люди), имеющий дело с быстроменяющейся действительностью, просто необходимы методы, которые позволяли бы на данном отрезке времени вызвать у народа ощущение привлекательности того, что совершается или что намечается к совершению. А когда позже народом выявится временность или неполнота удовлетворения его потребностей, предлагается еще что-то, что вновь создает ощущение привлекательности.

Итак, открытого насилия политики по возможности стараются избегать, создать же вечную удовлетворенность принципиально невозможно: во-первых, это не их сфера (вечные ценности), а во-вторых - народ существует гораздо дольше, чем живет отдельный человек. Народ не есть нечто неизменное по своим параметрам (возрастным, имущественным, мировоззренческим).

Вот и остается на каждом новом повороте обеспечивать себе максимальную поддержку (или минимальное сопротивление) за счет новой привлекательности. Науку об этом мы и будем называть ПСЕВДОЛОГИЕЙ.

2. ОБЪЕКТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ ПСЕВДОЛОГИИ

Увы, жить, всегда говоря правду, невозможно. Сразу же уточним: утаивать или искажать правду - не то же самое, что лгать. Ложь - синоним зла, когда говорящий заведомо знает, что говоримое им подвигает другого человека к неправедным поступкам. Но не то - сокрытие или неполное откровение правды во имя каких-то более высоких (благих!) целей: “Неправда, что сеет добра семена, обман лишь по имени - правда она”.

В самом деле, разве мы не все до поры скрываем от детей таинство зачатия? Разве полководец посвящает ВСЕХ солдат в свой замысел и добивается от них единодушного одобрения нужного решения? Разумеется, нет.

Во всех этих случаях мы имеем дело с системами (семья, армия). И ни в одной целеустремлённой системе не может быть равенства элементов. И в каждой такой системе должен быть кто-то, кто является управляющим элементом. Целеустремлённые системы попросту не могут быть не-иерархичными. Не могут интересы мизинца быть так же ценны для всего организма, как руки, а руки - как головы. А коли так, государство как целостный организм (в лице своих “управляющих элементов”) просто по определению не может не “дурить” своих граждан (свои “мизинцы”) - нельзя всем рассказать о государственных секретах, нельзя по каждому вопросу советоваться со всеми и найти решение, которое бы устраивало сразу всех, т.е. - делая что-то, надо кое о чём умалчивать, кое-что искажать, чтобы народ не “гнал волну”.

А теперь - “информация к размышлению”: где “управляющий элемент” больше зависит от мнения масс, а значит - имеет большую потребность заручиться поддержкой (или несопротивлением) большинства, а значит - прибегнуть к манипулированию: при монархии или демократии?

3. ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ КАЧЕСТВА

Если бы в нас самих не было ничего, что позволяет нами манипулировать, то... То не было бы ничего, о чём жалеет то одно поколение, то другое, то третье, и так - до бесконечности. Обидно, что постоянно и все чаще жалеем!

Что же во всех нас есть такого, что позволяет этому осуществляться?

Увы, слишком много. И использовать можно практически любую нашу черту - как положительную, так (тем более) и отрицательную. Увидите, как это просто. До того просто, что вы даже можете засомневаться: неужели те, кто этим пользуется, до такой степени самоуверены? То, что мы позволяем творить с собой, то, что творят - и есть ответ на этот вопрос: они абсолютно самоуверены. И они правы. Потому, что мы: тщеславны, ленивы, нетерпеливы, эмоциональны, стадны, скоропалительны, сиюминутны, прямолинейны в суждениях, не обладаем чувством меры, живем так, будто после этой (черновой) жизни будет ещё одна чистовая. И ещё, и ещё, и ещё...

Чего стоит одна наша прямолинейность! Ведь понятно, когда кто-то идет на нас с пистолетом, или - топает ногами и кричит. Это - “плохой дядя”. Но вот нашему ребенку пришедший дядя приносит пирожные и шоколад. Ребенку приятно, нам - тоже (наше чадо ублажают), дядя тоже чувствует себя благодетелем. “Хороший дядя”. А если чадо имеет поврежденные зубы или склонность к ожирению? Или другой пример: зарубежные фирмы или государства предлагают нам свою продукцию - дешевую и даже качественную. Покупателям хорошо, государственным мужам - тоже (меньше недовольных). Но... без работы остаются наши производители, закрываются наши предприятия. Для обыденного сознания привычна расхожая пословица “два минуса дают плюс”. Увы, не осознав того, что и плюсы могут дать минус, мы не сдвинемся ни на йоту! Не хотелось бы цитированием делать рекламу Жванецкому, но его реплика об одновременном приеме слабительного и снотворного прекрасно иллюстрирует данный принцип: из сочетания плюсов можно сделать минус.

Да вы что, возмутится читатель: а честность? а бескорыстие? а доброта? а любовь? а вера? Сколько на свете хороших людей! Да, это так. Только почему в мире растет (и только растет!) зло: преступность, наркомания, бесчестность, разврат? Или не растут? (Я понимаю, сколь удобную мишень могут представить мои рассуждения и эта классификация человеческих качеств для профессионалов, но - что поделать: если я буду писать с оглядкой на них, меня не поймет большинство обычных людей. Так что - не для профессионалов писано).

И ещё один пример. Представьте, что парень знает о ярко выраженной черте его девушки - противоречить во всём (Т.е. - он знает её “начинку”). И ему хочется провести с ней вечер на танцах. Но, зная “начинку”, он ей говорит: “Знаешь, мы могли бы сегодня пойти в кино или на танцы. Мне бы, конечно, хотелось в кино, но ты смотри сама”. Она, конечно же, решительно настаивает на танцах. Он настаивает. Она еще больше упирается. В конце концов он говорит: “Ну хорошо, будь по-твоему”. И они идут туда, куда и нужно было ему. А теперь представьте, что будет видно кому-то третьему со стороны? Ну, естественно, что решение было принято девушкой.

Не так ли думаем и мы, когда видим перепалки политиков на экране “ящика”?

А поскольку в нашей массовой “начинке” есть много чего (см. выше), то нас могут подвинуть в любую сторону, зная, что в нас наиболее сильно звучит в данный момент. И мы пока против этого бессильны, ибо государство (через своих профессионалов-политиков и прочую научную братию) нашу “начинку” знает доподлинно, а мы его - нет.

Начнем с простейших приемов манипулирования и назовём их “буквами”, В дальнейшем нам придётся иметь дело с их комбинациями - “словами”. До “предложений” дело не дойдёт: оперировать ими нам в жизни нет необходимости, а для распознавания манипуляторов достаточно слов и хотя бы представления о том, что есть ещё “предложения”, “рассказы” и “собрания сочинений”.

4. БЕЗСОЗНАТЕЛЬНОЕ ВОСПРИЯТИЕ

Рационально мыслящий человек убеждён, что действенное интеллектуальное воздействие следует осуществлять напрямую, в споре, путём фактических и логических доказательств. Однако на большинство людей наиболее сильно, постоянно и с ускорением в подсознании влияют уловленные вскользь, подслушанные, случайно врезавшиеся в память и невольно запечатленные идеи, слова, сигналы. Навязанная исподволь концепция закрепляется в подсознании”. (Р. Баландин, “Телеидиот” - Наш современник, №4, 1994).

Использование этого свойства нашего мышления является одним из главных методов манипулирования. А может быть - и главнейшим. Да и сами подумайте: зачем воевать на территории “рацио”, где возможно встретить противодействие (и на свой аргумент получить контраргумент), если можно незаметно завоевать незащищённые территории под названием “бессознательное восприятие”, и уж оттуда, с разных сторон атаковать и те, что защищены “рацио”? Тем более, что путей проникновения на эти незащищенные территории превеликое множество. В чём мы и убедимся, начав изучать первые “буквы”.

Но сначала об эмоциях. Без них говорить о бессознательном - бесплодно.

Возможности здесь воистину безграничные, ибо человека без эмоций не существует. Владеющие эмоциями существуют, но не имеющих эмоций вообще - нет. И если наш разум работает с фактами, то эмоции обслуживают самое главное - отношение к фактам. Т.е. - сферу интерпретации. И тут самое время вспомнить мысль лорда Честерфилда из его “Писем к сыну”: “Ларошфуко говорит в своих “Максимах”, что рассудок часто бывает обманут чувством. Если бы вместо “часто” он сказал “почти всегда”, то был бы, пожалуй, ещё ближе к правде”. Вот этим-то и пользуются все, кому не лень: обольстительницы, рекламодатели, актёры, писатели, журналисты и, конечно же, политики.

Что ж, до того, как мы приступим к первым “буквам”, рассмотрим возможности интерпретации, когда рассудок не “отключён”, когда возможно рациональное осмысление. Итак...

Бутылка ровно наполовину заполнена водой. Это - факт. При этом оптимист утверждает, что осталось ещё целых полбутылки, а пессимист - только полбутылки. А это уже - интерпретации. И решить, чья интерпретация вернее, никто третий принципиально не может, пока не известно:

а) в пустыне или на даче находятся эти двое?;

б) как быстро расходовалась вода до сих пор?;

в) почему динамика именно такова?;

г) сколько предположительно пройдет времени до того, как запас воды сможет быть восполнен?;

д) какова может быть при этом динамика потребления воды?;

е) каковы взаимоотношения этих двоих? и т.д.

Чувствуете, сколь много различных выводов можно сделать вместо нас в том случае, если мы всего этого не знаем? Или даже если знаем что-то, допустим “а” и “б”?

Так учтите, что это ситуация, когда факт описывается всего лишь одним параметром - объёмом воды! А если факт описывается десятком параметров? двадцатью (как большинство явлений экономической, социальной, политической сфер)? Так что если вы хотя бы просто почувствовали, сколь благодатна в этом случае почва для взращивания любых выводов - уже хорошо.

Есть, кстати, прекрасный анекдот из “раньших времен”, иллюстрирующий возможности интерпретации. Картер предложил Брежневу сделать совместную пробежку. Через час после того, как Картер достиг финиша, приплёлся Брежнев. На следующий день газеты сообщили: “В состоявшемся забеге между советской и американской стороной Леонид Ильич Брежнев пришел вторым, а Картер - предпоследним”. И ведь чистая правда!

А кто же по отношению к нам является постоянным интерпретатором? Конечно же газеты и ТВ - средства массовой информации. Вот уж про кого можно сказать без преувеличения словами Евангелия: “...когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи” (Иоан. 8,44). И всё нижеследующее - во свидетельство тому.

Ну, а теперь приступим к “буквам”.

4.1. ВЫВЕСКА

В качестве мысленного эксперимента представьте: о нуждах пенсионеров говорит какой-нибудь тусклого вида мужчина или - такая “душка”, как Эллочка Панфилова. Правда ведь непроизвольно хочется верить “искренноглазой”, да ещё на посту министра?

Не замечали ли вы также порой, как по-разному мы реагируем на просьбу передать на билет в зависимости от того, симпатичен передающий или нет? По-разному если не внешне, то, по крайней мере, - внутренне. А казалось бы, какая разница? Вот это и есть первая простенькая буква - использование нашего реагирования на “вывеску”.

И это наше свойство можно очень запросто использовать, если:

показать какого-то политика с пошатнувшейся репутацией в домашней обстановке, рассказать о его хобби (смотри-ка: как ты, как я!);

в периоды трагичных событий заменить ранее вещавших теледикторов на более симпатичных и молодых, которым просто по возрасту не присущи трагичные нотки в голосе и мимике;

дать слово популярному и симпатичному (а ныне безработному) актёру по поводу какой-то неоднозначной ситуации, а уж он-то угадает, что надо сказать. Не угадает? Ну что ж, “в Бразилии много разных Педров”, заранее найти понимающего не трудно;

посадить перед экраном (микрофоном радио) двух профессоров (академиков, заслуженных деятелей чего-то и т.п.) и дать им возможность обмениваться мнениями о чём-то животрепещущем. И пусть они будут говорить заумно или совсем тривиально - восприниматься теми, кто не знает предмет диалога досконально (а разве большинство населения досконально разбирается в экономике, конституционном праве, международной политике и т.д.?), всё это будет весомо. Даже если эти профессоры будут биологами или математиками;

назвать передачу об армии и для армии (разваленной, безденежной, оплёванной, подставляемой!) легковесными детскими словечками “Аты-баты”;

сообщить, что для участия в неком конгрессе (сессии, презентации и т.п.) прибывает сам президент (посол и т.п.) Франции (Мексики, Камеруна, Хренландии). И уж таким нам этот конгресс покажется событием! А уж если прибудет кто-то из самих Соединенных Штатов... Или - взять кого-то малюсенького и подвести его под некую солидную вывеску. Пример: лидер ну очень уж “популярной” партии “Демократический выбор России” Егор Гайдар избирается аж вице-президентом Международного демократического союза, который является “своеобразным демократическим интернационалом” (интернационал - это знакомо, не правда ли?);

дать слово известной “фотомодели” (предварив её мнение высказыванием, что сильной стороной России является способность наших девушек конкурировать с западными “моделями”), которая просветит нас: “...конечно, мои родители не знают об этом... у нас ведь какой стереотип: если женщина снимается обнаженной, то это - безнравственная женщина”. Чувствуете, как невольно хочется быть человеком без стереотипов и бежать за “цивилизованным” Западом?;

даже фамилия может служить “вывеской”: ну представьте себе Хакамаду под фамилией Худырбекова - и что останется от её имиджа? А так - Х а к а м а д а! И все её банальности идут под японским соусом.

А уж если человек выступает под несколькими “вывесками”, например “дворянин”, “монархист”, “знаменитый режиссер”, то можно “заглотить” и такое: “... почему мы должны объединяться только христианским миром, тем самым противопоставляя себя любому другому? Потому, что если говорить про, скажем, дзен-буддизм, про созер... И потом, вообще давайте поговорим тогда о том, что такое Россия. Это - Евразия! (“Да”, - подталкивает в нужном направлении Познер). Это - Евразия! Которая созерцательна. Как сказал Мережковский о Пушкине? Герой - это поэт действия, поэт - это герой созерцания. Откуда взялась (так произнесено! - Э.Н.) этот простор, это ощущение пространства, этот БАМ (произнесено неясно), эти степные ветры, которые... ритм иной совершенно!”

Вам непонятно, про что здесь: про дядьку в Киеве или про бузину в огороде? А ведь на самом деле обсуждается серьезнейшая проблема восстановления монархии в России. Но когда такое изрекает “сам” Никита Михалков (а для нас он - под тремя “вывесками”), то нет вроде бы и оснований задуматься: а почему объединение христианским миром - это обязательно противопоставление? а причём тут Мережковский с Пушкиным? а что стоит за словом Евразия?

Так вот и ловимся на разные “бантики” внешнего впечатления или стереотипа званий, должностей, известных имён.

Вот еще один пример: 28.06.95 “Комсомолка” поведала: “В Калмыкии многие до сих пор помнят, как Олег Газманов привел Кирсана Илюмжинова к президентскому креслу своей знаменитой фразой: “Если президентом станет Кирсан, я перееду жить в Калмыкию”.

Вот и получается, либо “Газманов - это голова”, либо те, кто голосовали именно по его “наводке” - без голов. Есть, правда, ещё одно возможное объяснение: “Комсомолка” задаёт ориентир для молодежи - на чьё мнение, мол, надо ориентироваться: кому - на Газманова, кому - на орденоносца Макаревича, кому - на Киркорова, кому - на Игоря Николаева, написавшего с М. Таничем песню-шедевр “Наш дом - Россия”. Правда, перед самыми выборами они, кстати, могут на какой-либо тусовке объединиться вокруг ОДНОЙ кандидатуры, но это - из другого раздела нашего алфавита... (P.S. Вышеприведенное писалось осенью 1995 года. В преддверии президентских выборов это предсказание подтвердилось - помните каждодневный рекламный ролик о супермарафоне российских звезд эстрады, которые “сделали свой выбор” за Ельцина?).

Разновидностью данного метода является обращение к “народному мнению”. Заранее условимся, что мы не будем затрагивать такую фундаментальную проблему, как способность любого из нас (а значит - и народа в целом) участвовать в управлении государством. Речь о другом: как нечто подвести под вывеску “голос народа”. Самый яркий пример того, как просто это делается, был в одной из телепередач, где обсуждалась возможность восстановления монархии в России. Кто же выступил в качестве эксперта по этой необычайно сложной проблеме? Доярка. И её мнение было таково: “Вот пусть бы эта княгиня поработала в коровнике!” Просто и ясно: народ - против монархии. Можно подумать, что руководители всех государств с немонархическим строем приходят к власти именно через коровники.

4.2. ЮМОР

Опять же, не замечали ли вы порой, как без особых сомнений участвуете в рассказывании анекдотов на темы, которые в серьёзном изложении вызвали бы у вас другую позицию? Но... возможность разделить весёлость окружающих или принять участие в сотворении юморной ситуации - чрезвычайно захватывающая штука. Ибо удовлетворяются сразу несколько наших потребностей:

стремление не прослыть человеком без чувства юмора;

стремление не выпасть из компании;

стремление к значимости в своём окружении, которое удовлетворяется назавтра или в другой день, когда можно повторить “хохму”.

К тому же смех нас захватывает чаще всего до того, как мы смогли трезво осмыслить, над чем или кем мы смеёмся. А уж когда отсмеялся - отступать поздно. Вот и получается, что противодействие юмору практически невозможно. Более того, юмор позволяет играть на грани допустимого (этической допустимости, например). При этом для тех, кто захочет указать на недопустимость перехода некоторой границы, опять-таки, создаётся ситуация уязвимости: уже само внесение в общую атмосферу веселья серьёзной ноты позволит обвинить, как минимум, в занудности и нарушении приличий, а как максимум - в склонности к запретительству, либо (в случае юмора по отношению к чему-то святому для человека или группы людей) - в боязни критики. В свою очередь “хохмачи”, предоставляя нам возможность уловить, угадать подтекст (намёк, персонаж, непроизнесённое слово), делают нас завершителями, при этом сохраняя за собой достаточно неуязвимую позицию - как бы простых выразителей того, что заложено в нас. А коли так - разве можно допустить, что такое оружие никем из манипуляторов не будет использовано?

Безусловно, роль юмора в случае его целенаправленного применения может быть разной: от неуязвимого расшатывания “основ” (Райкин, Жванецкий и иже с ними) до “выпуска пара” во взрывоопасной ситуации (пример - серия передач “Куклы”. Никакой критики по-существу в отношении действительного беспредела, творимого в стране - так, легкое покусывание и многозначительное “намякивание”, а народ - доволен: мол получили, гады! А в подсознании незаметно отложится, что нынешняя демократия - это хорошо, потому как можно смеяться над всеми. Тем паче, что впечатление “всамделишности” этой сатире придала изначально “грозная” позиция прокуратуры. О еврейском влиянии пошли разговоры? Да полноте, они сами о себе в “Белом попугае” анекдоты рассказывают. И другим жаждущим остаться на виду - Никулин, Боярский и “далее со всеми остановками” - дают).

Конечно, вычислить доподлинно, что и зачем делается в каждом отдельном случае - невозможно: в политике всё, как в шахматах - многоходовые комбинации, тактические уступки ради стратегического выигрыша. Можно ли по ходу одной фигуры понять замысел гроссмейстера? Поэтому на этапе рассмотрения отдельных методов мы невольно должны ограничиваться допущениями, тренировать способность узнавания.

4.3. БЛАГОРОДНЫЕ ЧУВСТВА

“В доме повешенного о веревке не говорят”. И это естественно. Так же, как не сидеть с сумрачным лицом на свадьбе. Но... Коль уж это - константа нашего поведения, то как же ею не воспользоваться нашим “друзьям-манипуляторам”?

Тут, конечно же, особенно идут в ход несчастья и смерть. Попытка апеллировать к объективной оценке здесь столь же сложна, как и в случае юмора. Обратите внимание, например, на то, что о сталинском периоде мы узнаем прежде всего от бывших заключенных, а не от историков, политологов, социологов, государственных деятелей. Как тут отрешиться от сочувствия, как не поддаться влиянию трагичных частностей! Но ведь переоценка целого исторического периода не должна производится пристрастно, так ведь? Так скажет любой нормальный человек. Тогда чем отличается эта ситуация от такой: оценку действий директора завода мы узнаём из интервью уволенного рабочего, который рассказывает, как он и его семья мыкаются, как плачут дети? Но... Кто он: алкоголик? правдолюбец? жертва вынужденного сокращения? Не зная этого, мы ловимся на сочувствии и уходим от беспристрастного осмысления.

Сразу после смерти Сахарова стали интенсивно внедрять в сознание тезис о том, что именно он - совесть народа. Естественно, что с экрана телевизора тут же задавать вопросы типа “на каком основании?” ни один нормальный человек себе не позволит, а по прошествии времени - вроде уже как и бессмысленно. В результате - штамп остался. Конечно же, человек, который знает, что именно этот человек призывал Запад к давлению на собственную страну вплоть до применения силы и он же считал, что Россию надо бы расчленить на полсотни кусков, попросту не воспримет этот штамп. Остальные же будут вполне искренне говорить впоследствии, что если бы у нас было побольше таких политиков, как Сахаров, то тогда...

А возьмите смерть Листьева: ни землетрясение на севере Сахалина, унесшее сотни жизней, ни трагедия Будённовска не вызвали такой реакции на телевидении, как смерть этого телеведущего. До сих пор никто не знает, был ли он убит за свои достоинства или за свои грехи, а передачи тут же отменяются, по всей стране нагнетается атмосфера национальной трагедии. Почему? Да потому, что именно на этой смерти стало возможно для “четвертой власти” заработать солидный куш сочувствия как к “борцам за правду”. Даже президента вывели на сцену объясняться. Вот она, мощь “благородных чувств” - не отвертишься!

Или вот Любимов разогревает наши чувства показом отца, который “сам военный”, который часами ходит под стенами тюрьмы, где сидит его сын, и курит, курит, курит. А сын его - предатель, сдавшийся в плен бандитам в Грозном. Жалко отца, конечно же, но чьи сыны тогда должны бороться с преступниками, испытывать самолеты, защищать границы Родины? Может исключительно сироты, да к тому же бессемейные? Концовка же сюжета совершенно умилительна: этого парня освободили, “но в тюрьме остались еще двадцать человек” (голос Любимова) таких же “воинов”. Чувствуете, сограждане, какой непочатый край работы?

Разумеется, войны бывают разные. И всегда - тайна за семью печатями: кто развязал её? спровоцировали ли его на это или нет? восстанавливалась или нарушалась при этом справедливость? и т.д. Снять эти печати государства всего мира позволяют только через несколько лет. Когда же идёт война, дело армии - выполнять поставленную задачу. А Розенбаум поёт в разгар чеченской войны (“Взгляд”, 19.04.96): “... нас послали, матерей не спросив...”. Чувствуете, как нарушаются права человека? В США или Израиле спрашивают разрешения у каждой мамки, прежде чем послать на войну Джона или Мойшу?

Какое-то время назад, когда проституция ещё не воспринималась “нормально”, как принято в “цивилизованных” странах (сейчас уже воспринимается почти “нормально”) прозвучало несколько трогающих душу сообщений о том, что некое их объединение внесло некую сумму для борьбы со СПИДом. Чувствуете, какое это всё-таки не однозначно-плохое явление? А вот недавно дали интервью с издателями порножурналов: ихнему дали возможность вызвать у нас сочувствие через рассказ о трудном начале “трудовой” карьеры, когда у него в кармане было всего 25 долларов и он был весь в долгах, а “наш” (Артём Троицкий) ну просто срезал всех возможных блюстителей нравственности, сказав, что сейчас, когда его дело (издание порнухи) стало процветать, он перестал курить, пить (даже кофе, не говоря уж об алкоголе), и бросил ну вот это... (последовала деликатная пауза)... в общем я оставил жену. Внимаете, граждане? Чем больше будете погружаться в порнуху, тем более будете избавляться от вредных привычек и всего “этого”. Живые примеры налицо.

Над Белоруссией сбили воздушный шар. Да, трагедия. Но ведь не было официальной заявки на пролёт над территорией! И даже в ходе передачи (“Взгляд”, 15.9.95) это не отвергается. Но тон задаётся комментарием этого события неким Давидом Шифриным о том, что пилот был “добрым, хорошим человеком”. Какой суверенитет? какие границы? - доброго и хорошего человека ведь сбили!

Именно этот метод используют в огромном количестве фильмов, буквально захлестнувших экраны кинотеатров и ТВ, в которых практически ни один порок не оставляется без сочувствия. Вот, например, фильм “Донна Флора и два её мужа”. Весь сюжет “давит слезу” к донне Флоре: то первый муж всё время по бабам шляется, а потом умирает, то со вторым мужем нелады, т.к. он хоть и не гулёна и очень почтенный сеньор, но в постели в подметки не годится первому, то первый (умерший) муж начинает ей являться в плотском облике и терзать душу склонением к греху (при этом оставаясь невидимым для окружающих). В конце концов, когда переполнившийся состраданием к донне Флоре зритель видит, как она лежит в постели сразу с двумя, он понимающе и тепло улыбается - ну вот, всё и разрешилось!

С помощью апелляции к “благородным чувствам” можно решить и противоположную задачу - лишить оппонента (оппозиционера, идейного противника) его “благородного облика”: например, на его конкретные обвинения отвечать, обильно применяя обороты “по-человечески надо”, “надо чувствовать свою ответственность перед Россией”, “разве наш народ не заслуживает...” и т.п., не утруждая себя приведением контраргументов, под занавес же протянуть руку (буквально или на словах), заведомо зная, что оппонент не протянет свою, и - симпатии на вашей стороне.

Нет, что ни говорите - исключительно эффективное средство, сопротивляться практически невозможно. Много же внимания мы уделили этому методу именно потому, что многим из нас присуще отзываться на “благородные чувства”. И это - прекрасно. Только... если бы этим никто не пользовался.

(продолжение следует)

http://www.zlev.ru/1112_12.htm




Tags: правила игры
Subscribe

  • «Бублички»

    Однажды Исаака Дунаевского спросили: «Какая ваша самая любимая песня протеста?» – «Бублички», – ответил…

  • Русские во Франции (окончание)

    Завершаю список (далеко не полный) известных французов - выходцев из России. В нем не хватает, например, Шарля Азнавура, Ивана Реброва, Пьера…

  • Русские во Франции

    Наткнулся на интересную статистику: В 2016 году во Франции жили 51.379 иммигрантов из России, в том числе - 14.968 младше 15 лет, 7.498 - от 15 до…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments