Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Из чужого

МНОГО ЧЕСТИ

27 апреля 2006
Тимофей Шевяков

"Честный сантехник", "честный радиотехник", "честный ортопед" - никому и в голову не придут такие определения. "Честный гаишник", "честный депутат" - уже интереснее, есть о чем поговорить, есть простор для конспирологических построений. "Честный журналист"? В приложении ко второй (первой) древнейшей такое определение вообще не кажется уместным. Особенно если вспомнить, что газетная писанина целью своей имеет обольщение людей, внушение им мысли, что "они понимают государственные дела. Ничего глупее и вообразить невозможно: ведь читателю сообщается лишь то, что пишущий считает нужным ему сообщить".

На мой вкус, самый честный журналист - тот, кто пишет заказную статью в некую газету "Сад" про внезапно нашедшегося в дурдоме брата экс-олигарха ББ и не скрывает этого.
Все остальное - чистая журналистика. И конкуренция в этой среде строится не столько на основании качества материала, сколько на оперативности - зачастую в ущерб информативности, обсуждаемости и - по сути - некоей скандальности. Можно быстренько написать мелкими буковками "по непроверенным данным", после чего к информации реальной приплетать любую фантастику разных оттенков желтизны. И кровушки подбавить. И число жертв увеличить. И еще каких-нибудь душещипательных подробностей добавить. И из журналиста стать журналюгой, скандальным писакой. Это, что интересно, номинация из самого сообщества.

Иными словами, проблемы журналистики на данный момент сводятся к качеству поставляемой информации и ответственности за информацию. Cтоит ли говорить, что информация есть товар, такой же, как любой другой. На этот товар есть спрос, выражающийся в конечном счете в покупке газет и журналов, просмотре телеканалов, посещении информационных сайтов. Информация сенсационная, "жареная", разумеется, имеет больший спрос - такова уж природа человеческая. Подача материала "лишь бы погорячее, а вкус и качество не важны" вполне годится, например, для "желтой прессы. Целевая аудитория, потребитель, скушает и добавки попросит. У Пугачевой десять внебрачных детей? Пожалуйста! Жириновский на самом деле женщина? Не извольте беспокоиться! На улицах российских городов свирепствуют скинхеды и фашисты? Кушать по... Э, нет. Тут мы уже вторгаемся в сферу общественно-политическую, и здесь уже вроде бы сфера действия другой журналистики, не "желтой", а "независимой", покушающейся на право владеть истиной, оценкой, мнением, что, как представляется, и порождает дискуссии о цензуре. А "жадные писаки приобретают влияние и расхаживают, горделиво пыжась, будто благородные джентльмены. Всякий, кто видел английских журналистов (слово французского происхождения, по сути означающее поденщики, потому что, если не ошибаюсь, им платят поденно, как простым землекопам), сразу поймет, сколь это нелепо".

Лепо или нелепо, но рассуждения о цензуре, независимости и честности, свободе и свободе слова из разряда извечных бесед уже перешли в разряд мифов, а "поденщики" все больше желают стать "владельцами дум и учителями душ", почти пророками в своем отечестве.

Цензура по сути своей есть, с одной стороны, инструмент для вполне прикладного использования. С другой - артефакт либеральной мифологии. Можно сравнить цензуру с молотком. Молотком можно забивать гвозди (при этом иногда - увы и ах! - попадая по пальцам). Молотком можно проломить череп. А можно в каждом молотке видеть Мьелльнир. Требование отменить, запретить, изничтожить всю и всяческую цензуру выглядит препотешно. Ведь это требование сродни запрету молотков на том основании, что они опасны - ими же головы можно проламывать.

Цензура необходима. Никто же не отрицает необходимость фильтровать воду, воздух, топливо и т.д. На выходе мы получаем продукт очищенный, которым можно пользоваться. Точно так же надо фильтровать информацию, избавляясь от мусора и грязи. Да, в советское время не существовало "желтой прессы". Да, сейчас на любом лотке можно купить какие-нибудь экспресс-газеты, вестники "ЗОЖ" и прочий наполнитель для мусорных ведер или заменитель "Катсана". Положа руку на сердце - СМИ ли это? Да, средства, да массовые. Информации - вряд ли. В советское время такими онлайн-СМИ были бабушки на скамеечке у каждого подъезда. Правда, в нашем дворе со скамеечками было туго, и одна бабулька постоянно сидела у окна - мониторила действительность, параллельно исполняя роль информационного акына... Следует ли запрещать подобные "СМИ"? Нет, конечно. Достаточно выделить для них резервацию, определенное место на полке - как для продукции эротического характера различных степеней тяжести. У этого продукта есть свой потребитель, у которого, соответственно, должна быть возможность потреблять. Потреблять именно такую информацию - с полу с жару.

Для полноценных, нормальных газет, журналов, радиостанций, телепередач, интернет-СМИ, цензура необходима - как инструмент, как молоток для забивания гвоздей. Для вычитки, выверки текстов, контроля за речью дикторов она архинеобходима. Правда, называется она редактурой. Уровень косноязычия нынешних журналистов по 10-балльной шкале можно оценить в 12 баллов. Заметим, что в определенной степени моду на косноязычие ввел один из авторов мифа о "зажимании свободы слова". Думаю, не надо напоминать, как в пору существования замечательных "Итогов" зло и постоянно шутили над фирменным киселевским "ээээээ", "мээээээ", "бээээээ". Но в ту пору прекрасную это гордо именовалось "авторским стилем". В несколько меньшей степени вопрос "цензуры" касается текстов бумажных СМИ, хотя и они зачастую грешат бессвязно-истерическими текстами - хоть консервативного, хоть либерального толка. Цензурирование как жесткая редактура насущно необходимо.

Цензура же в том виде, как о ней толкуют "уволенные за правду", - миф. Подтверждением тому служит хоть существование изданий всего политического спектра - от "Дуэли" и "Завтра" до "Коммерсанта" и "Новой газеты", хоть то, что "изгнанные" журналисты спокойно проводили митинг "Я свободен!" в центре Москвы. Никто их не разгонял, никто не отбирал микрофон, не вез в подвалы кровавой Лубянки. "Отлученные от телекамер" спокойно общались с сотрудниками силовых структур, охранявших митинг. Идиллия!

Что же до "независимости" СМИ, то это еще один миф. Любое средство массовой информации зависимо - от государства и госфинансирования. От частного владельца и его денег. От таланта журналистов и - как следствие - реакции читателей. А реакция читателей - это те же деньги. Я долгое время читал "Общую" и "Новую". Потом, когда очень хороший аналитический проект Яковлева скатился в либерально-истерические визги, читать перестал. А значит - перестал покупать. Газета потеряла один из источников дохода. Пусть копеечный, но из копеек складывается бюджет СМИ. Потом тем же путем проследовала "Новая".

Испокон века в России к журналистам сложилось отношение как к неким небожителям и носителям истины, и доверие к их словам почти безграничное. Аргумент "так по телевизору сказали" практически неопровержимое доказательство. В эпоху гласности и перестройки зародилось представление, что "журналист - это совесть народная, глас народный", в постперестроечной России оно трансформировалось в "журналист - ум, честь и совесть нашей эпохи". Я, наверное, не народ, но не хочется, чтобы кто-то говорил моим голосом. Пусть говорит своим! Пусть журналист, как любой профессионал, сначала думает, что он пишет-говорит-показывает, к каким последствиям это может привести и "как это слово отзовется", а уж потом выдает на-гора свою журналистскую работу. Не в этом ли профессиональном стиле думания ответ на вопрос, почему лучшие журналисты получаются из профессионалов в разных сферах знания, а не из выпускников журфака. Отвечать же за свою работу журналист, как и любой профессионал, должен своим именем, своей репутацией.

Когда читаешь: "Может, лучше бы фашистская Германия в 1945-м победила СССР. А еще лучше б - в 1941-м!" (Минкин) или "...Впоследствии выяснилось, что вообще... экипажем "Варяга" не было совершено никакого подвига, а на "Корейце" даже почти не было потерь" (Меленберг), - понимаешь, что журналистская корочка не может считаться индульгенцией, что за слова надо отвечать - не просто по закону, а по чести.

В 1912 году был опубликован "Дуэльный кодекс", один из его разделов назывался "Ответственность журналистов".

Позволю себе целиком воспроизвести этот раздел.
"Ответственность журналистов"

Ст. 114. За напечатанную оскорбительную статью несет ответственность автор.

Ст. 115. Если оскорбительная статья подписана, то подписавший ее считается автором, пока не доказано противное, и несет один за нее ответственность.

Ст. 116. Если статья подписана подставным лицом, то ответственными являются и настоящий автор, и подставное лицо и оскорбленный имеет право требовать удовлетворения от любого из них, но не от обоих.

Ст. 117. В пяти случаях ответственным является также редактор: 1) когда подписавший статью отказывается дать удовлетворение; 2) когда подписавший статью скрывается; 3) когда дуэль с ним является в данное время невозможною; 4) когда дуэль с ним недопустима вследствие его недееспособности; 5) если доказано, что статья подписана подставным лицом и что за подписавшим ее скрывается другое неизвестное лицо.

Ст. 118. В этих пяти случаях, когда дуэль с автором статьи невозможна, ответственным является редактор, который, разрешив напечатать оскорбительную статью, сделался соучастником лица, написавшего ее, и как таковой обязан дать удовлетворение.

Ст. 119. Если оскорбительная статья не подписана или подписана только инициалами, или псевдонимом, или подставным лицом, то редактор, при требовании оскорбленного, обязан назвать имя автора. Если он не хочет или не может удовлетворить этому требованию оскорбленного, то он сам является ответственным за оскорбление".

Прошло без малого сто лет - текст не потерял своей актуальности. И мораль из него следует одна: журналист должен знать, что за вранье он должен ответить - по чести.

Вы скажете: время дуэлей ушло. Вы скажете: человек со шпагой - это смешно, это "д'артаньянинг" как разновидность толкиенизма... А вот мой дед и мой отец - люди образованные, культурные - с детства приучили меня к тому, что честь не абстрактное понятие, что за слово сказанное надо отвечать. На дворовой "дуэли", в драке. Да, есть суд. Но несовершенство судебной системы становится спасительным прикрытием для лгунов, и от журналистики в том числе. И тут в ход уже идут те самые, родителями и двором привитые понятия чести. Не кулаками, нет. Помидоры, яйца, растаявшее мороженое. Много чести быть битым.

("Русский журнал", 27 апреля 2006)
Subscribe

  • Три правила достижения успеха

    1. Знать больше, чем остальные. 2. Работать больше, чем остальные. 3. Ожидать меньше, чем остальные. Уильям Шекспир.

  • Маркетинговые войны

    О войнах за умы и сердца покупателей Почему борьба за покупателей вышла за рамки их потребностей? Почему современные рынки стали похожи на театр…

  • Уроки жизни от Конфуция: не корректируйте цели

    1. Просто продолжайте идти «Неважно, как медленно Вы идете, до тех пор, пока Вы не остановитесь» Если вы будете продолжать идти по…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments