October 4th, 2017

solj

Дмитрий Запольский: Борман (о Викторе Харченко) - 2

БОРМАН
продолжение
часть вторая
Расследование шло как по маслу. Вот бывает такое — верхний нюх. Еще не видишь фактуру, еще нет документов и свидетельств, еще все кажется утром зыбким и поверхностным, а к вечеру догадка становится доказанной, документы не просто подтверждают предположение, а доказывают самые невероятные загогулины мысли. Жизнь дарит такие замысловатые сюжеты, что ни в одном кино не покажут. Правильный путь маркирован запутанными знаками. Я не искал подтверждения, что Виктор Харченко враг народа, педофил и английский шпион. Но я убедился, что он жуликоватый дурень, поверивший в свою избранность. Самым трудным было остановиться на железно-доказуемом материале, чтобы не утонуть в тысячах мелочей — воровстве, откатах, поборах с капитанов, пересортице ГСМ, ремонте кораблей силами команды, когда капитан получал от финской верфи четверть стоимости работ и засылал деньги в пароходство, а матросы были счастливы поиметь лишние пятьсот долларов. Махинации с чеками. Продажа магазина «Альбатрос», продажа Морского вокзала тому самому польско-американскому израильтянину за копейки, покупка судов в три раза дороже стоимости первоначального предложения, продажа новых сухогрузов за бесценок. Харченко был безумен, в этом Степашин меня не обманул. Он чувствовал себя Нептуном, владыкой морским и самым хитрым на свете дельцом.
Все это было чудовищно провинциально и тупо. Как директор универсама, он прятал под прилавком партию тушенки и сгущенки, требовал у мясника кусок вырезки бесплатно и приплачивал водителю хлебного фургона трешку, чтобы тот свои плесневелые бублики вез не ему, а в соседний магазин. Забегая немного вперед, скажу, что мы нашли примерно 500 миллионов долларов, на которые директор БМП опустил государство. Следователь прокуратуры, легендарная Валентина Корнилова, бесстрашный детектив-криминалист насчитала миллиард. При этом явного интереса у Харченко не было. Он складывал в своей роскошной обкомовской квартире ящики дорогого виски и коробки с видеомагнитофонами, хрустальные вазы, ковры и прочее советское говно. Когда его арестовали, в гостиной нашли 30 видаков. Судите сами — миллиард убытка и полная квартира панасоников за 300 баксов. Он либо был сумасшедшим, либо получал какое-то дьявольское наслаждение от своих афер. Типа Чикатилы. Только убивал не баб, а бабло.

Collapse )
promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
solj

Приём для иностранных послов на украденном большевиками английском серебре

Оригинал взят у harmfulgrumpy в Приём для иностранных послов на украденном большевиками английском серебре
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Об украденных вилках
Оригинал взят у breviarissimus в Об украденных вилках

В начале 1931 г. НКИД и лично нарком Меер-Генох Моисеевич Валлах (Литвинов) устраивали в Москве приём для иностранных послов. Честь по чести: водки, вина, салату 17 сортов, стерляди аршинные, икра паюсная и прочие милые сердцу всякого гостя USSR закуски под оркестр. В разгар веселья, однако, произошёл маленький конфуз. Посланник Великобритании сэр Эсмонд Овей (1879-1963) прекратил вдруг жевать и молча уставился на вилку, обозревая её со всех сторон. На вилке был, как оказалось, изображён герб Соединённого Королевства - лев и единорог - с отчетливо различимым девизом "Honi soit qui mal y pense" ("Да устыдится тот, кто подумает об этом дурно"). Заинтересованные гости принялись разглядывать прочие столовые приборы, обнаружив подобное клеймение также на ножах и ложечках.

Оказалось, что хлебосольные хозяева сваляли, по-русски говоря, дурака и догадались сервировать столы английским серебром, беззастенчиво стыренным в посольстве GB в Санкт-Петербурге в бунташном 1917 году. В объяснение этому идиотизму могу лишь предположить, что ворованное столовое серебро действительно использовалось на приёмах наркомата иностранных дел с 1927  по 1929 гг., когда у Советской России не было дипотношений с Англией, ввиду чего британский посол никак не мог откушивать на лукулловых пирах в Москве. Потом же, указанные приборы выставляли уже по инерции, позабыв что отношения с туманным Альбионом восстановлены, а вновь прибывший чиновник Форин Оффиса по случайности имеет хорошее зрение.

Скандала удалось избежать - сэр Овэй сделал покер-фейс и продолжил поглощать икру столь знакомой вилкой. Тем не менее, историйка просочилась в англоязычную прессу, скорее всего через прочих присутствовавших на приёме дипломатов, и даже попала на страницы "Time" (публикация "Sir E. Ovey's Fork" в номере от 11 мая 1931 г.). Белоэмигрантская печать также отозвалась на этот казус, в частности А.Яблоновский разразился в парижском "Возрождении" (№ 2160 от 02 мая 1931 г.) язвительным фельетоном, в котором выразил недоумение по поводу неразборчивости европейцев:

Collapse )
solj

Представители русских газет в Государственной Думе в 1908

Оригинал взят у harmfulgrumpy в Представители русских газет в Государственной Думе в 1908
Оригинал взят у oboguev в Представители русских газет в Государственной Думе в 1908
Originally posted by kirovtanin at Феерично



"В Государственной Думе был известен случай, когда во время обсуждения какого-то вопроса, касавшегося черты оседлости, Пуришкевич, указав на "ложу прессы", воскликнул - "да вот она, черта оседлости!" - и весь зал покатился со смеху".