Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Новая Антанта?

Газета "Россия", № 46 (03.12.2009)


Александр Бангерский, собкор «России»
3 декабря 2009 г.
версия для печатиотправить по почте

Новая Антанта?

Путин был в прекрасном настроении. Только что заключены аж 24 соглашения! Сначала подписывал он сам со своим французским коллегой Франсуа Фийоном – итоговый документ очередного, уже четырнадцатого по счету заседания Российско-французской комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества на уровне глав правительств

А также Российско-французское заявление о проведении в 2010 году Года России во Франции и Года Франции в России, программа которых включает более 350 мероприятий.

Потом настала очередь выстроившихся в длинный ряд высоких госчиновников и глав крупнейших предприятий. Самым высоким был Михаил Прохоров.

С французской стороны в работе комиссии участвовали шесть министров и 17 представителей патроната. Подписали межправительственное соглашение о трудовой миграции, значительно облегчающее процедуры въезда и оформления на работу для руководителей предприятий, сотрудников представительств и дочерних компаний, предусматривающее серьезные привилегии для высококвалифицированных специалистов, а также для молодежи, для тех, кто намерен получить образование или новую специальность в одной из двух стран.

Путин подчеркнул, что это новаторское соглашение готовилось при активном участии деловых кругов: “Именно они подняли вопрос о необходимости кардинально упростить бюрократические процедуры”, – сказал он.

Наш премьер назвал “две мощные опоры сотрудничества” – энергетику и высокие технологии. Он имел в виду документы, подписанные “Газпромом” и “Интер РАО ЕЭС” с “Электриситэ де Франс”, Рос-технологиями с “Сафраном” и “Талесом” и целый ряд других. Сергей Чемезов садился за столик для подписания четырежды. Причем из-за требований протокола не подряд, так что ему пришлось каждый раз подходить к столу, усаживаться, а потом возвращаться в общий строй. Среди других подписантов были Виктор Вексельберг (ТНК-БП), уже упомянутый Михаил Прохоров (ОНЕКСИМ), Николай Брунич (“Зарубежнефть”), Леонид Михельсон (“Новатек”), Алексей Миллер (“Газпром”), Борис Ковальчук (“Интер РАО”), Владимир Дмитриев (Внешэкономбанк)…

Все это происходило в Рамбуйе, под Парижем. Но не в замке, который, как известно, является одной из резиденций президента Франции, а в пресс-центре, хорошо знакомом тем из журналистов, кто помнит конференцию по Косову.

Ожидая Путина и Фийона, мы гадали, почему комиссия заседает здесь, а не в Париже. Предположения были самые фантастические – от предполагаемых президентских амбиций Фийона до лоббирования этого прекрасного уголка (предыдущая встреча год назад проходила в Сочи). Моя версия – поднять уровень визита. Раз уж из-за отсутствия Саркози во Франции Путин с ним общался только по телефону.

Сам Владимир Владимирович на вопрос, не разочарован ли он, что не встретился в Рамбуйе с французским президентом, ответил с присущим ему юмором, оттенявшим его хорошее настроение:

– По поводу возможности нашей встречи с президентом Франции. Насколько мне известно, он сегодня находится в Латинской Америке.

Потом помолчал и продолжил:

– Как вы знаете, в соответствии с Конституцией Российской Федерации я был обязан оставить пост президента России и занять более скромную позицию. Меня это нисколько не смущает. Более того, мне эта работа нравится. А наши отношения с господином президентом Франции, с господином Саркози – он меня зовет просто Владимир, я его Николя – они с тех пор не изменились. Ничего не произошло в худшую сторону. Несмотря на то, что он такой большой начальник, а я скромный чиновник российской администрации. Личные отношения от этого не пострадали.

Видя, что слова “скромный чиновник” вызвали оживление среди журналистов, Путин добавил:

– Желаю, чтобы и у вас были такие же друзья. Когда вы оставите такую заметную работу в этом средстве массовой информации, которое вы сегодня представляете, будете занимать гораздо более скромные позиции, а это тоже возможно в жизни, желаю, чтобы от вас ваши друзья тоже не отвернулись.

Некоторая едкость ответа объяснялась скорее всего тем, что этот же журналист задал еще один вопрос:

– Франция собирается продать сейчас “Мистраль” России, а Грузия очень боится, что это судно будет использоваться против нее. Вы получили, господин Фийон, заверения с российской стороны, что это десантное судно не будет использоваться против Грузии?

Фийон ответил дипломатично, но недвусмысленно:

– Что касается продажи боевого корабля “Мистраль”, надо сказать, что это судно выполняет скорее логистические функции. Мы сейчас завершаем переговоры с российским правительством. С Россией у нас идет полновесное сотрудничество во всех областях. И мы не можем говорить о создании, с одной стороны, единого экономического пространства между Россией и Евросоюзом, что мы хотим укреплять безопасность на европейском пространстве – а мы такие обязательства взяли на себя по линии ОБСЕ, – и в то же время каждый раз идти на попятную. Это совершенно не соответствует требованиям нашего времени. Франция готова к сотрудничеству с Россией во всех областях, включая и оборону.

Путин добавил:

– Мы еще ничего не решили по поводу приобретения “Мистрали”. Вы – продавцы, а мы – покупатели, есть и другие конкурентные предложения. И вообще мы еще для себя не решили: будем мы что-нибудь покупать в этом смысле по импорту, хотя это не исключено. Что касается применения наших вооружений, я могу вам сказать, что если мы что-то будем приобретать, то мы будем применять вооружение там, где посчитаем нужным.

Не смог испортить настроения нашему премьеру и другой журналист, который сказал:

– Господа премьер-министры, вы говорили о торговле и сотрудничестве. Есть вопрос о правах человека. Вы знаете, недавно в заключении в России умер адвокат, убивают правозащитников. Вас это не смущает, господин премьер-министр? Это ведь вредит имиджу России. Собираетесь ли вы бороться с этим? Это вопрос российскому премьер-министру. Кроме того, господин Ходорковский призывал не забывать о правах человека. Вы, господин Фийон, об этом говорили с вашим российским коллегой сегодня?

Путин ответил с легкой иронией, но без раздражения:

– Мы в силу нашей компетенции вынуждены заниматься конкретными вопросами, связанными с производством и экономикой. Хотя те сферы, которые вы затронули, безусловно, являются очень важными и всегда должны находиться в поле зрения органов власти и управления.

Что касается гибели людей, то чем бы человек ни занимался, его жизнь и здоровье всегда должны находиться под особой защитой государства. Если происходят какие-то преступления в этой сфере, преступления, связанные с покушением на жизнь и здоровье людей, они, конечно, должны пресекаться государством. Мы в России всегда стремились к этому и дальше будем к этому стремиться.

В отношении конкретных лиц, о которых вы упомянули. Если адвокат находился в заключении, то значит, он находился там не как адвокат, а к нему были какие-то претензии. То, что человек ушел из жизни, будучи в местах лишения свободы, – это трагедия, очень жаль. Но я не могу здесь ничего комментировать, потому что не знаком с деталями и не знаю, какие были к человеку предъявлены претензии.

По другим известным, так называемым резонансным делам в том числе, о которых вы упомянули, хотел бы сказал следующее. Вот господин Медофф в Соединенных Штатах получил пожизненный срок и никто не чихнул. Все говорят: “Молодец”, так ему и надо. Сейчас в Великобритании решается вопрос о выдаче хакера. Ущерб, который он нанес, – миллион долларов. Его собираются выдать США, где ему грозит 60 лет тюрьмы. Чего вы о нем не спрашиваете?

У нас деятельность некоторых наших фигурантов по уголовным делам нанесла ущерб России в миллиарды долларов, в миллиарды! Кроме того, есть и претензии с точки зрения как раз покушения на жизнь и здоровье конкретных людей в ходе их так называемой коммерческой деятельности. И эти деяния, эти эпизоды доказаны судом.

Как вы помните, в 30-х в США Аль Капоне судили за уклонение от налогов формально, но фактически – за целую совокупность совершенных преступлений. Но доказали уклонение от налогов и осудили в рамках действующего законодательства.

Все, что у нас происходит, происходит в рамках действующего законодательства. Мы будем придерживаться тех законов, которые есть в Российской Федерации. Конечно, мы будем их совершенствовать и, конечно, будем всегда следить за тем, чтобы органы власти, особенно правоохранительные органы соблюдали эти законы".

Главным результатом встречи в Рамбуйе стала, как подчеркнули оба премьера, трансформация хороших политических отношений между двумя странами в конкретные договоренности и проекты в области экономики. Это долгожданное качественное изменение Путин назвал “реальным прорывом”. Особо он подчеркнул, что это выражается не только в подписании документов, но и в объемах инвестиций в российскую экономику: по этому показателю Франция уже перегнала США. Начался взаимный обмен активами. И выход в совместной работе на рынки третьих стран, в том числе Великобритании.

В СССР слово “Антанта” было, как известно, ругательным. “Происки Антанты” мы помним со школьных лет. А ведь в Антанту входила и Россия. “Антанта” означает “согласие”. Был даже такой политический термин – “сердечное согласие”, он означал особые отношения России и Франции. Не стоим ли мы на пороге создания новой Антанты?

http://www.russianews.ru/newspaper/29145/29194

Tags: "Россия", из моего
Subscribe

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments