Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

Путин и Евреи

«Новое время», №15 за 2005 год.



ВЕРНЕТСЯ ЛИ РОССИЯ В ЛАБИРИНТ СВОИХ КОМПЛЕКСОВ?


К кому прислушивается Владимир Путин


Где остановятся границы Европы


Чем русский антисемитизм отличается от немецкого


Что объединяет Россию и Запад


Куда стремится возвышенность русской души


Галина Аккерман беседует с Александром Адлером



Александр Адлер – историк и журналист, близкий друг президента Франции Жака Ширака, один из ведущих сотрудников газеты «Фигаро», а в прошлом газеты «Монд», директор еженедельника Courrier International, признанный специалист по российской истории и по международным отношениям. Его последние книги: «Коммунизм» (2001), « Я видел конец Старого мира» (2002), «Американская Одиссея».


Галина Аккерман – доктор исторических наук (Сорбонна), журналистка, автор рубрики «Судьба идей» на Международном французском радио РФИ, заведущая русским отделением французского ежеквартального журнала «Международная политика».


Г.А. - Я бы хотела начать этот разговор с недавнего события. 27 января 2005 года, в день 60-летия освобождения Освенцима, Владимир Путин произнес в Польше две речи. Утром он выступил в Кракове на форуме, организованном Европейским еврейским конгрессом, в присутствии примерно сорока глав государств и правительств и произнес там речь, в которой он не только говорил о катастрофе европейского еврейства, но даже высказал сожаление по поводу недавних проявлений антисемитизма в России. Однако буквально два часа спустя на официальной траурной церемонии в самом бывшем лагере уничтожения Освенциме, где погибло не менее миллиона евреев, Путин произнес совсем иную речь. Он не произнес слова «евреи», а только вскользь упомянул «Холокост», хотя в России это - отнюдь не ходовой термин. Получается, что у российского президента был один текст как бы для внешнего пользования и другой - для внутреннего, потому что российское телевидение показало только его выступление в Освенциме. Как объяснить такой двойной дискурс?

А.А. - Я бы сказал, что тут присутствует некая раздвоенность, а точнее, невозможное примирение. В этом и состоит драма, которую переживает этот человек в течение всех пяти лет своего правления. Он находится ровно на полпути между двумя возможными точками зрения. С одной стороны, в нем чувствуется глубокая привязанность к Советскому Союзу, глубокая ностальгия. По могуществу и порядку, которые характеризовали эту страну. Эту ностальгию испытывают многие россияне. Даже демократы часто тоскуют по «серебряному веку» Брежнева, с его хорошо налаженной, регламентированной жизнью «без сюрпризов», с его замечательной литературой и кинематографом. В этом смысле Путин оказывается в фазе с весьма распространенной точкой зрения. В то же самое время Путин лично был свидетелем беспомощного распада этой империи. Вдруг оказалось, что Советский Союз ничего больше не контролирует в Восточной Германии, которая была гордостью советского блока. Он вернулся в Петербург в момент развала, но выбрал при этом лагерь Собчака, а затем - лагерь Ельцина, где в то время собрались все силы общества, пытавшиеся сделать демократический выбор России необратимым. Подобный выбор делает ему честь. Да и вообще Путину можно многое поставить в заслугу. Он, в частности, не только никогда не был антисемитом, но и - по моим сведениям - выступал против проявлений антисемитизма еще в бытность свою молодым офицером КГБ. Я думаю, что Путин принадлежит к молодому поколению с современными взглядами, и еврейская проблема никогда не имела для него такого значения, как для его предшественников. Поэтому-то он может выступить с двумя разными речами - одна ближе к официальной версии советского периода, а другая отражает, возможно, его личную позицию. С одной стороны, Путин прекрасно понимает, что Россия должна подвергнуться модернизации и что антисемитизм - это не только набившая оскомину, но и опасная проблема, потому что он неизбежно ведет к возобновлению происламской, проарабской политики, последствия которой были достаточно катастрофическими для СССР. С другой стороны, он не остается безразличным к росту популистских настроений, которые ищут козла отпущения в евреях и охотно воспроизводят советскую трактовку истории: это и есть Освенцим без упоминания евреев, то есть разговор о фашизме без упоминания того, что находилось в центре нацистской доктрины, а именно полное уничтожение еврейского народа и полное порабощение славянских народов.


На распутье


Это не единичный пример двойственности Путина. Другим примером могут служить его колебания в «деле ЮКОСа». Если бы он был деспотом сталинского типа, он бы уничтожил Ходорковского за пять минут и конфисковал бы все авуары компании. А дело Ходорковского тянулось более года, там были самые разные декларации, и Путин даже допустил, чтобы премьер-министр Касьянов вступил с ним в практически открытое противостояние по данному вопросу. Да и сегодня такие либералы, как Илларионов, Греф, Кудрин, остаются на своих местах, а ведь они открыто критикуют Путина по ряду вопросов и тем не менее сохраняют близость к «первому лицу». Это совсем не похоже на атмосферу деспотизма пятидесятых годов. В то же время налицо малоприятные результаты: ЮКОС практически разрушен, и его акционеры разорены; и параллельно антисемиты в России поднимать голову. Короче, мы находимся перед лицом противоречивой си-

туации, и остается только надеяться, что Россия выберет правильный лагерь. Пока этого не произошло.

Вообще для меня удивительно, что еврейская проблема сохраняет свою остроту в Россиу - ведь более миллиона евреев уехали в Израиль, еще сотни тысяч - в США, Канаду, Германию. Можно было предположить, что массовый отъезд решит эту проблему, но этого не случилось, потому что еврейский вопрос является, как выяснилось, основополагающим в современной российской культуре.

Г.А. - Действительно, нет никаких свидетельств личного антисемитизма Путине. Напротив, он всегда тепло отзывался о своей школьной учительнице-еврейке, которая привила ему вкус к русской литературе.

А.А. - Да и, между прочим, нынешний премьер-министр России Михаил Фрадков - еврей. Конечно, Фрадков - бледная личность, но все же надо подчеркнуть, что он - первый премьер-министр еврей в российской и советской истории, за исключением разве что Свердлова, который не был формально премьером, но был правой рукой Ленина.

Г.А. - Все же, мне кажется, что это - не аргумент. И у Сталина в его ближайшем окружении были евреи, в первую очередь Каганович, а уж Сталину в антисемитизме никак не откажешь. Вы недооцениваете того обстоятельства, что Владимир Путин находится под влиянием крайне реакционных церковных кругов, хотя бы через архимандрита Тихона (Шевкунова), которого многие СМИ упорно считают духовником или, во всяком случае, духовным наставником президента. Отец Тихон является одним из столпов российского обскурантизма и тесно связан с думской фракцией «Родина», в том числе с депутатом Александром Крутовым, од-

ним из авторов бешеного антисемитского обращения в Генпрокуратуру с требованием запретить все еврейские организации как экстремистские, а также с некоторыми другими «подписантами» этого текста.

А.А. - Что ж, и это не впервые случается и в российской, и в советской истории. Многие русские цари подвергались противоречивым влияниям. Как ни парадоксально, Распутин в конце царствования Николая II благосклонно относился к евреям, равно как и Столыпин, в то время как «старая гвардия», одержавшая верх после убийства Столыпина, выступала за то, чтобы усилить антиеврейские меры, рассматривая евреев как опасный для царского режима элемент. Берия защищал евреев в последнее десятилетие своей жизни, а «новые чекисты» вроде Игнатьева, которых потихоньку продвигал Сталин, были хладно-

кровными антисемитами. При Брежневе не только Андропов, но и некоторые воен-

ные, как маршал Матвей Захаров, были против преследований евреев по чисто прагматическим причинам (они считали, что это понижает научно-технический по-

тенциал страны, а стало быть, ее обороноспособность), зато Суслов, к примеру, не скрывал своих антисемитских настроений. Он даже выступил с инициативой вытесне-

ния Лили Брик из судьбы Маяковского, чтобы «очистить» память о великом поэте от бесполезных еврейских наслоений.


Особенности русской души


Существует, однако, принципиальная разница между российским и немецким антисемитизмом. В Германии мне никогда не доводилось присутствовать при дебатах по еврейскому вопросу. Как при двоичном исчислении, которым пользуются в компьютерах, немцы знают лишь «ноль» и «единицу». Либо они вовсе не говорят о евреях и, стало быть, не являются антисемитами, либо, если уж они начинают говорить о евреях, ничего хорошего это евреям не сулит. В России же есть определенная непоследовательность, колебания, бесконечные разговоры, которые иногда кончаются неприятными выходками, однако твердое решение так никогда и не принимается. А сама невозможность принять решение, как правильно понял До-

стоевский, связана с особенностью русской души. Кроме того, в России неприязнь к евреям вытекает не из комплекса превосходства, как у немцев, а из комплекса неполноценности. Несмотря на то, что этот комплекс превосходства был отчасти искусственным, немцы все же всерьез думали, что евреи были всего лишь низменными имитаторами, паразитами, которые ничего не дали немецкой культуре, но, напротив, ее сосали. Именно в таком духе высказывался, например, Вагнер. Короче, они отбросили евреев с чувством гордыни.

Что касается русского антисемитизма, то он характеризуется скорее чувством страха. Как говорил еще Потемкин Екатерине II, у русских нет достаточно жизненной силы, а евреи отличаются огромной энергией и ловкостью, в силу чего несомненно способны облапошить русских крестьян. Именно такой теории при-

держивалась русская эмиграция относительно Октябрьской революции с ее Троц-

ким и Зиновьевым, и эта же идея возродилась в 90-х годах минувшего века в от-

ношении либеральной революции. Все эти Чубайсы и Гайдары якобы открыли доступ к национальному достоянию евреям, и те ограбили Россию. Это, разумеется, смешное и наивное видение истории, но надо смотреть правде в лицо.

Г.А. - В чем же состоит эта правда?

А.А. - Существует две причины, почему судьба евреев в России тесно связана с судьбой русского народа. Во-первых, русский народ - это еще молодой народ, который продолжает формироваться и меняться, в том числе и благодаря вкладу других народов. Жители Киева сами позвали варягов на царство. Вообще у русского народа весьма сложная этническая история. Взять хотя бы его татарскую составляющую, которая дала и много знатных родов, как Кочубеи. В свою очередь, немалый вклад в русскую историю и культуру внесли и евреи - особенно в XX веке.

И тут мы доходим до второй причины Прежде всего следует разобраться, что представляет из себя русская идентичность по отношению к европейской. Российская идентичность очень глубоко отмечена православием. Иногда это доходит до ослепления, до абсурда. Так, Русская православная церковь по сей день отмечает знаменитый греческий праздник, цель которого - прославить как раз победу Византии над русскими, осаждавшими Константинополь. То есть русские прославляют собственное поражение во имя православия. Но не стоит за-

острять внимание на подобном парадоксе - ведь православие было дано России греками. Поговорим скорее о том, на что толкает русских православная церковь. С одной стороны, это - отбрасывание, отрицание Запада, что, разумеется, приносит России большой вред. Именно это течение представляет архимандрит Тихон и ему подобные реакционеры. А с другой стороны, это - утверждение более глубокого, чистого христианства, которое проповедовали такие философы, как Соловьев или Бердяев. Это - христианство, освобожденное от византийской тяжести и близости к власти, христианство соборное, демократическое. И вот это-то соборное, более глубокое христианство находится в очевидной гармонии с еврейским видением мира, которое также восходит корнями к античности.

Российский народ оперся на еврейскую творческую жилку, чтобы скорее перейти к развитому обществу, а еврейский народ оперся на русский просто для того, чтобы выжить. И победа советской армии во Второй мировой войне навсегда связала два народа - ведь именно она спасла остатки европейского еврейства от полного уничтожения. Конечно, для советской армии и советского руководства это отнюдь не было главной целью в борьбе с нацизмом, но все-таки именно они, и никто другой, спасли евреев. А поскольку в жизни нет ничего случайного, в конечном счете вся эта история отразилась в эпическом творчестве Василия Гроссмана, который был одновременно и крупнейшим русским, и крупнейшим еврейским писателем своей эпохи. Он и прославляет Сталинград, и скорбит о том, что был ГУЛАГ, он пишет о героизме русского народа-освободителя и об антисемитизме. Для него борьба с нацизмом и с антисемитизмом - это общее де-

ло. Я бы посоветовал российскому президенту прочитать или перечитать «Жизнь и судьбу» как противоядие, чтобы освободиться от влияния его духовного наставника. Он увидит тогда, что такое настоящий российский патриотизм и что такое настоящая еврейская гордость. У Гроссмана, который воплотил в себе лучшие еврейские черты, было и то, и другое.

Г.А. - Как же в эту картину вписываются олигархи?

А.А. - Конечно, среди олигархов очень высока пропорция евреев, точно так же, как высока была пропорция евреев среди большевиков. И, уверяю вас, если русский народ двинется в сторону новой революции, среди революционеров вновь окажется ненормально много евреев, потому что евреи в России всегда оказываются впереди в любом начинании. Как только начинается что-

либо новое, они первыми на это отзываются. Затем, разумеется, их потихоньку вычищают. При Сталине из политбюро потихоньку вымели большинство евреев, особенно тех, кто был на виду. Точно так же сегодня олигархическое «политбюро» на наших глазах стремительно становится арийским. Расположением Кремля все больше пользуются такие люди, как Дерипаска или Пугачев, в то время как Ходорковский сидит в тюрьме, а Гусинский и Березовский стали эмигрантами. Типологически ситуация весьма сходна с историей российского большевизма. Березовский, самый блестящий и агрессивный из всех олигархов, тот, кто меньше всех понимает реакции, вызываемые его еврейским происхождением, это - аналог Троцкого. Гусинский, который пытался разыграть карту московской бюрократии против путинского динамизма, это - Зиновьев, а Ходорковский похож скорее на представителей умеренного крыла большевизма, еврейских интеллектуалов, которые окружали Бухарина. Ходорковский действительно вложил деньги в Россию, он действительно верил в возможность модернизации российской экономики, но этот «бухаринец-западник» оказался помехой для патриотов-шовинистов, которым пришелся не по душе альянс между ЮКОСом и американскими нефтяными компаниями.


«Профсоюз недовольных»


История Ходорковского, его ареста и разорения ЮКОСа - это серьезный сигнал для всех российских евреев, которые в массе своей очень привязаны к России, продолжают ее любить, даже проживая в других странах. Российские евреи глубоко патриотичны, в отличие от того, что о них думают антисемиты, однако они представляют себе Россию как союзницу Запада, которая движется вперед, разделяя с Западом его цели и ценности, а не борется с ним. Именно поэтому 1941-1945 годы были таким важным моментом для советских евреев. Гроссман замечательно описал войну как борьбу за свободу, и символом этой борьбы был «дом номер шесть», его защитники - обреченные на смерть, но обретшие свободу. И по той же причине евреи в массовом порядке включились в экономическую и социальную жизнь России в начале 90-х годов, и многие эмигранты даже вернулись в Россию, несмотря на все сложности повседневной жизни в тот период.

Неужели Россия готова отбросить теперь Запад и создать «профсоюз недовольных» вместе с Китаем, у которого имеются серьезные виды на Сибирь (а это обстоятельство посерьезнее еврейского присутствия на московской бирже!); с Ираном, который пока не помирился с Западом, хотя и продвинулся на этом пути; с Сирией, которой она вновь продает оружие; с исламистами (я констатирую, что российский суд, столь же «независимый», как и тот, что послал Ходорковского в «Матросскую Тишину», оправдал всех российских исламистов, оказавшихся в Гуантанамо, а ведь они сражались с оружием в руках на стороне талибов)? Ведь именно такова мечта старых аппаратчиков-динозавров, которые хотели бы возврата к проарабской и антиамериканской политике, к политике активной поддержки «третьего мира». Но это - полный абсурд. Правда состоит в том, что Россия должна бороться за то, чтобы сохранить Сибирь, но она может это сделать лишь с помощью Запада. Россия должна стремиться к ускоренной модернизации своей промышленности и своих инфраструктур, но и это она может сделать только с помощью Запада. Что же касается Запада, то ему нужны российские нефть и газ, нужны российские рынки сбыта, что дает основания для солидного альянса. Все остальное - это сентиментальные мечтания. И мечтатели эти - те же самые, кто борются с евреями.

Г.А. - Вы говорите о мечтаниях тех, кто ностальгирует по прошлому. Но похоже, что именно эти мечтания определяют нынешнюю реальную российскую политику, в то время как ваши предложения остаются на уровне благих пожеланий доброжелательного французского еврея. Не так ли? Ведь Россия не только продает оружие Сирии, но и поддерживает ядерные программы Ирана, желает играть активную роль в урегулировании израильско-палестинского конфликта (не сле-

дует забывать, что Махмуд Аббас -ученик Евгения Примакова, развивавший теорию о связях между сионистами и нацистами!), отдает доли в нефтяных компаниях китайцам. Как же объяснить, что Россия действует как бы вопреки собственным стратегическим интересам? Нет ли у российских политиков элемента паранойи? Ведь и мания государственного величия, и антисемитизм являются лишь частными проявлениями более общей параноидальности, связанной с неприятием того простого факта, что Россия стала обычной страной, хотя и очень обширной по территории, и не может больше претендовать на действительно паритетные отношения с США, как это было в советскую эпоху противостояния двух блоков.

А.А. - Вы задали сразу несколько вопросов, так что постараюсь ответить по пунктам.

Я согласен с тем, что российская политика сегодня движется в «обратную сторону». Так уже бывало в прошлом, но это поправимо. Я считаю, что не следует отказываться от попыток вернуть Россию на правильный путь, тем более что российское руководство отнюдь не едино по данным вопросам. Именно это обстоятельство объясняет постоянные колебания самого Владимира Путина и его двойственные формулировки. Российского президента принято представлять как человека решительного, а на деле он подвержен сомнениям, что дает мне основания для оптимизма: ведь это значит, что президента можно переубедить.

Вообще развал Советского Союза в 1991 году избавил нас тогда от подлинной борьбы с советской политической философией, которая лежала в основе внешней политики старой гвардии. Лишь некоторые руководящие работники, близкие к органам, как Юрий Андропов и его окружение, отдавали себе отчет в гибельном характере этой философии. Но на более низкий уровень такое понимание не про-

сочилось, а именно эти люди составляют в наши дни основу российских силовых структур. К счастью, распад Советского Союза и выход России из коммунизма были бескровными, никого из коммунистических чиновников и руководителей не повесили, но зато старая гвардия прекрасно вписалась в новые структуры. И вот сегодня время сражения с «советчиной», наконец, наступило. Конечно, эта политическая философия претерпела определенную трансформацию, а ее сторонники пред-

ставляют собой не просто реставраторов сталинизма, исламофилов, антизападни-

ков и антисемитов (одно от другого неотделимо), но являются носителями идеологии, которая сочетает православие и государственность и усматривает историческую преемственность Октябрьской революции с прошлым и будущим российской истории. Эта идеология действительно находит отклик у части общества, которая полна претензий к настоящему и ностальгирует по прошлому. Однако, чтобы бороться с каким-то явлением, надо хорошо понимать его природу.

Вы правы, говоря об элементах паранойи в российском общественном сознании. Однако, как справедливо заметил Генри Киссинджер, даже у параноиков есть враги. И я, живущий на Западе, вдали от «линии фронта», полностью разделяю российские опасения. Я лично возмущен и обеспокоен тем, что мы позволили повсеместные и разнузданные проявления антирусского реваншизма (я подчеркиваю - антирусского, а не антисоветского). Недопустимо, чтобы у чеченцев было, по существу, посольство в Варшаве. Недопустимо, чтобы поляки или прибалты аплодировали каждому чеченскому теракту против российских граждан. Уверяю вас, что попустительское отношение Запада к чеченскому терроризму объясняется только тем, что он направлен против русских. Европейские исламофилы уже готовы капитулировать перед лицом исламского терроризма и довольны тем, что острие этого терроризма направлено пока на Россию.

Tags: Евреи, Путин, Россия, Русские
Subscribe

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments