Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

"ПОГРЕБЕНИЕ НЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ, А СЕМЕЙНОЕ СОБЫТИЕ".

Внук доктора Боткина считает: не надо устраивать спектакль вокруг похорон царской семьи.

Мы познакомились с Константином Константиновичем Мельником в Париже. Это было четыре года назад, на презентации его книги. В ней он рассказал не только о своем жизненном пути, тесно переплетавшемся с политической жизнью Франции 50-70-х годов (Константин Мельник был одним из ближайших сотрудников генерала де Голля), но и о своей семье. Его дедом был Евгений Сергеевич Боткин, расстрелянный вместе с императорской семьей в Екатеринбурге. Я, конечно, поинтересовался, был ли Константин Константинович в России. Ответ прозвучал достаточно жестко: никогда не был и не поеду, пока не будет решен вопрос о захоронении. И вот - новая встреча, буквально за несколько часов до отлета в Санкт-Петербург.

Александр Бангерский.

- КАК ВЫ ЗНАЕТЕ, полемика вокруг предстоящего события не стихает. До сих пор вы предпочитали не участвовать в спорах. Почему?

- Для меня это не политическое, а семейное и духовное событие. Поэтому все политические игры и накал страстей вокруг захоронения мне крайне неприятны. По русскому обычаю, по всем христианским традициям да и вообще по общечеловеческим нормам поведения, прощаясь с ушедшими от нас, надо забыть о распрях и интригах, сосредоточившись на памяти о близких людях. Недаром в своих молитвах мы просим Бога успокоить души усопших. Действительно, надо наконец дать им покой.

- И все же: как вы относитесь к тому, что из-за отсутствия высшего духовенства церемония приобретает не совсем официальный характер?

- Мне лично это нравится. Если бы государство и Церковь слишком много занимались этими похоронами, это было бы политическое событие. Не надо устраивать вокруг погребения спектакль. Вполне достаточно того, что государство самим фактом захоронения показало свое понимание, что речь идет о невинных жертвах идеологии.


- Расскажите, пожалуйста, историю вашей семьи.

- После наполеоновских войн в Москве появился купец Петр Конович Боткин и организовал там свою торговлю.

- А откуда такое странное отчество?.

- Есть предположение, что наши предки приехали в Россию из Англии. И один из них носил имя Конан. Но это - семейная легенда, точных данных не сохранилось. Зато доподлинно известно, что у Петра Коновича было 25 детей. Старший сын - Василий Петрович Боткин, известный литературный критик, личный друг Тургенева, Герцена, Толстого. К слову сказать, он помог Толстому написать повесть "Казаки". Вообще, вся семья была тесно связана с миром культуры, искусства. Одна из его сестер вышла замуж за Афанасия Фета, другая - за Павла Третьякова, создателя картинной галереи, третья - за банкира Сергея Щукина, тоже известного коллекционера.
А младший сын, Сергей Петрович, решил посвятить себя медицине. Он учился в Париже и Берлине, а потом, вернувшись в Россию, стал известным врачом. Основал первые бесплатные больницы. Его имя и сейчас носит одна из крупнейших больниц Москвы - Боткинская. Он был личным врачом Александра Второго и Александра Третьего. У него было 12 детей. Одним из них был мой дед, Евгений Сергеевич Боткин, который пошел по стопам своего отца в области медицины. В 1908 году Николай Второй выбрал его как личного врача царской семьи.
Надо сказать, что он был не просто домашним лечащим врачом: поскольку в то время вся власть исходила от царя, то его врач так или иначе занимался всеми вопросами развития медицинской науки и здравоохранения в стране. В феврале 1917 года начинается революция. И надо сказать, что весь императорский двор убегает от императора. А Евгений Сергеевич остается с Николаем Вторым. Почему? Я изучал все его письма, все, что сохранилось. И видно, что этот поступок - не от монархических идей. Потому, что мой дед был человеком очень свободных, прогрессивных взглядов, западного воспитания.. В наше время мы бы сказали, что он был либералом. Но этот либеральный человек был другом Николая. И когда друга отправляют в Сибирь, он едет вместе с ним. Ведь он - врач. А у Николая - четыре дочери и 14-летний сын, причем этот мальчик, как вы знаете, был болен гемофилией. И каждый раз, когда наступает приступ гемофилии, надо иметь врача рядом. К тому же Александра Федоровна очень переживала за ребенка, и ее можно понять: когда мальчик теряет кровь от малейшего удара и кровь не останавливается - это ужасно для родителей.

- Но ведь вроде бы единственный, кто умел останавливать кровотечение, был Распутин?.

- На этот счет у меня есть свое мнение, основанное на том, что рассказывал мой дед. У него было такое впечатление, что кто-то из лакеев информировал Распутина: вот, мол, доктор Боткин говорит, что кризис закончится через два дня. Через день приезжал Распутин, начинал молиться, и вскоре кризис действительно заканчивался. Типично русская ситуация! У Распутина была своя "спецслужба" среди прислуги.
Вернемся, однако, к моему деду. Он, конечно, легко мог бежать на Запад. Его там хорошо знали, он бывал в Париже и Лондоне вместе с императором, был известным врачом. Но он решил остаться со своими друзьями и пациентами. И когда они уже были в Тобольске, он мог бы не ехать в Екатеринбург с царской семьей. Но он поехал, и был там расстрелян вместе с ними.
Все отношения большевиков с царем шли через доктора Боткина. В последнюю ночь его разбудили и попросили разбудить царя и детей. Отвели в подвал и там застрелили. Для меня эта ночь - начало всех зверств Ленина и Сталина. Политическое убийство царя можно еще понять, но за что убили детей и врача?

- Наверное, просто хотели убрать всех свидетелей.

- Да, но не только. Не только свидетелей убийства царя, но и вообще свидетелей жизни бывшей России. Я думаю, доктор Боткин был для них своего рода символом того прошлого, от которого они хотели избавиться. Они хотели убить старую Россию, чтобы построить новую, коммунистическую Россию. А для этого надо было убить всех свидетелей прежней жизни.

- А как спаслась ваша мать?

- Ей было тогда 19 лет. Она была очень романтичной девушкой, была воспитана вместе с Великой княжной Анастасией, они были одного возраста. И она хотела ехать вместе с отцом в Екатеринбург. Но один из красных комиссаров сказал: "Не надо ехать туда, вы там погибнете, я не хочу допустить этого".

- Это доказывает, что они уже тогда знали, что они их убьют.

- Они отлично знали, что убьют, и мой дед отлично знал, что его убьют. Об этом свидетельствует его последнее письмо, оставшееся неоконченным и сохранившееся в архивах.
Он пишет: "..не думаю, чтобы мне суждено было когда-нибудь откуда-нибудь еще писать - мое добровольное заточение здесь настолько же временем не ограничено, насколько ограниченно мое земное существование. В сущности, я умер, - умер для своих детей, для друзей, для дела.. я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына. И я твердо верю, что так же, как Бог спас тогда Исаака, Он спасет теперь и моих детей и сам будет им отцом".
Пророческие слова! И ведь мой дед много раз мог отойти от царской семьи, ему это предлагали красноармейцы. Потому что все-таки убивать врача - это трудно даже для красноармейцев.
По этому последнему письму видно, что он решил идти до конца. И не из-за монархических идей. А только потому, что он видел в этом свой долг врача.
И как раз в это время в Тобольске появился поручик императорской армии Константин Мельник, мой будущий отец. Доктор Боткин знал этого молодого поручика-украинца, потому что лечил его в своем госпитале в Царском Селе. Этот поручик был большой романтик, он проехал всю Россию - от западного фронта до глубокой Сибири, - чтобы освободить царя. Но это было невозможно.
И мой дед сказал тогда ему: "Константин Семенович, если я не вернусь из Екатеринбурга, прошу вас, женитесь на моей дочери и увезите ее".

- Сколько тогда было лет вашему отцу?

- Двадцать семь. Они уехали из Тобольска, как только узнали об убийстве царя, добрались до Владивостока и уплыли на сербском пароходе.

- К тому времени ваш отец был уже боевой офицер, знавший, что такое война.

- Да, он воевал с 1914 года, был трижды ранен. Потом сражался в армии Колчака.

- И как сложилась дальнейшая судьба ваших родителей?

- Жили очень трудно, как и большинство эмигрантов. Хотя, конечно, им все-таки было легче, чем тем, кто страдал под большевиками. Отец всю жизнь был простым рабочим на заводе.

- Вы родились во Франции, в 1927 году, десять лет спустя после революции. Как вы относились к родине ваших родителей?

- Я любил и люблю Россию. Именно поэтому я считал и считаю, что коммунизм и сталинизм представляли собой огромную опасность не только для Запада, но и для русского народа. И против этой угрозы, против этой страшной силы была, к сожалению, возможна только одна защита - сила. Надо было строить сильную Западную Европу, сильную Францию. Эти мысли и определили мой жизненный выбор.

- В чем для вас смысл и значение захоронения останков императорской семьи и вашего деда?

- Символика предельно ясная. Мы закрываем одну из самых трагических страниц в истории русского народа. Во Франции король был казнен на одной из центральных площадей Парижа. Останки всех предыдущих королей были выкопаны из могил и выброшены в ров. Но потом в стране воцарилось согласие, и та самая площадь, на которой стояла гильотина, была названа площадью Согласия. Вот и России надо закрыть наконец эту страницу и начать думать о будущем.

Париж.

//* Источник информации : Независимая газета,16.07.98 //* Рег.Ном.- 1080700156.14-------------------------------------------
Tags: Боткин, НГ, Россия, Франция, из моего, расстрел царской семьи
Subscribe

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments