Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Category:

Продолжаю копировать то, что раньше внес в "меморизы"



О Большой Игре. Разрозненные замечания с педагогическим выводом в самом конце




с митинга


krylov


4 сентября, 2005


Существует две разновидности игр, в которые играют люди - мы условно назовём их "малыми играми" и Большой Игрой.

"Малые игры" ведутся по правилам, установленным либо общим согласием участников игры, либо традициями, либо законами. Важно то, что участники игры не могут произвольно менять эти правила - хотя, конечно, могут их нарушать, "мухлевать". Правила игры известны всем участникам - пусть и не во всех деталях, а также и зрителям, если таковые есть. Судейство уж тем более эти правила знает назубок, тщательно хранит, и меняет только после длительной и публичной дискуссии, как правило - не сильно, лишь уточняя детали. И так далее, и тому поодобное.

Понятно, что сюда относится очень многое - начиная от шахмат и футбола и кончая Законом, Правопорядком, Экономической Системой и много ещё чем.

Назовём Большой Игрой ситуацию, когда продолжительность игры превышает жизненные горизонты её непосредственных участников (иногда их продолжительность жизни тоже), а масштаб ресурсов, задействованных в ней, превосходит человеческое воображение (опять же - не возможности рационального исчисления, а именно что воображение).



Другие свойства Большой Игры. Постоянных правил в ней нет, более того - сама игра ведётся вокруг права устанавливать правила. Грубо говоря, призами в игре служат судейские и законодательские места. Причём и судьи, и законодатели тоже участвуют в игре, к тому же имея колоссальную фору - устанавливать законы и правила таким образом, чтобы всегда быть в выигрыше. Правда, к полной монополизации и остановки Игры это обычно не приводит: число судей и законодателей теоретически не ограничено (не забудем, Игра не имеет постоянных правил), к тому же они все склонны ссориться между собой, а это создаёт возможности для других игроков. Наконец, на результаты Большой Игры оказывают влияние чисто природные явления (голод, мор, наводнение, землетрясение), и никакие правила не могут ничего навязать "матушке природе".

Понятно, что в Большой Игре можно не только не признавать, но и не знать правил, а также не знать, являешься ли ты игроком или нет. Можно представить себе даже ситуацию, когда главные судьи, каким-то образом получившие власть, даже не осведомлены о том, что она у них есть. Ещё проще представить себе ситуацию, когда некто считает себя облечённым властью (и все с ним в этом согласны), но на самом деле ей не обладает. Вообще, "вариантов тут много".

Думаю, не нужно специально доказывать лемму о том, что Большая Игра одна. "И так ясно".

Любая из малых игр может оказаться частью Большой Игры. При этом поражение или победа в малой игре не обязательно является таковой в Большой, хотя "определённая положительная корелляция присутствует".

Правила поведения в малых играх и в Большой Игре не совпадают. Главное несовпадение идёт именно по линии отношения к победе/поражению.

В любой малой игре понятия "победы" и "поражения" чётко определены. С судьями не спорят - или спорят очень осторожно и тоже по правилам. После победы следует торжествовать, после поражения - утираться. Наблюдатели игры тоже в курсе того, что является победой, а что поражением. И т.д.

В Большой Игре всё не так. В частности, любой - ну, почти любой - исход очередного этапа игры быть истолковано как победа или как поражение, в зависимости от интерпретации правил. Правила устанавливаются победителями (в силу чего они могут сколь угодно усилить уже зафиксированное поражение своего поверженного противника), но побеждённый не обязан признавать эти правила, по крайней мере "для себя". Напротив, он может считать своё поражение победой или залогом будущей победы - предложив правила, согласно которым совершившиеся события считались бы именно победой, или резко сменив игру вообще (например, с шахмат на бокс - или наоборот).

Некоторые полезные советы для играющих в Большую Игру.

Во-первых, никогда не следует торопиться с признанием своего поражения. Если совсем точно - вообще никогда не нужно признавать своего поражения, кроме тех случаев, когда это признание может (по вашим планам) быть полезным для вашей победы на новом этапе Игры. Во всех остальных случаях любой исход дела можно и нужно считать своей победой. Или хотя бы - в чём-то победой.

Тут есть тонкость. Речь идёт не только и даже не столько о внешнем представлении дела "на публику" - хотя и это важно. Нет, нужно найти ту систему правил, ту интерпретацию, в которой данное событие является победой - и в дальнейшем ставить на неё. Разумеется, очень важна способность убеждать себя и других в том, что "это победа" - но не это важно.

Пример. Абсолютно любое событие в Соединённых Штатах Америки, даже самое трагическое или некрасивое, всегда подаётся элитой этой страны как "победа американского образа жизни". Например, отставка Никсона трактуется как проявление "воли американского народа, торжество свободы прессы, живой пример демократии в действии" - но никак не "позор Америки". Исключения очень редки - и связаны с глобальными уровнями Большой Игры, в которую играет Америка. Например, гибель президента Кеннеди официально считается величайшей трагедией Америки - хотя и без особых на то внешних причин. Зато потребность обывателя в "чувстве таинственного и трагического" удовлетворяется вполне безопасным образом, отвлекая от более сомнительных эпизодов.

Во-вторых, следует помнить, что ни одна интерпретация не является окончательной. Любой приговор, даже вынесенный, может быть пересмотрен. Например, ту же Америку однажды убедили, что она проиграла: война во Вьетнаме некоторое время считалась "американским позором". Это было результатом локального, но убедительного выигрыша СССР и "левой" Европы, которые смогли навязать миру и даже самой Америке свою интерпретацию события. Американцы, тем не менее, отыграли эту тему по полной - начиная с киносериала с участием Сталлоне, который по сути дела стал информационным продуктом нового типа - "вьетнамская тема" превратилась из болезненной раны в новый источник национальной гордости. Вообще, следует запомнить - нет такого преступления, которое нельзя было бы представить подвигом, и нет такого подвига, который нельзя было бы представить преступлением. Всё зависит от правил интерпретации, а они определяются судьями.

В-третьих: в Большой Игре нужно обращать внимание прежде всего на своё состояние. Именно от внутренней силы, от готовности идти до конца, от воли к победе, и ещё от многих внутренних факторов, зависит успех - а также закрепление успеха - а также отбитие попыток представить успех поражением и наоборот.

В-четвёртых: именно внутреннее состояние игрока и является главной мишенью его врагов. Все стараются бить внутрь: посеять в стане противника неуверенность, подорвать его внутренние силы, веру в себя, заставить согласиться с чужими толкованиями и принять чужое судейство. Более того: именно то, что мы считаем "внутренним", более уязвимо, чем "внешнее".

Это последнее утверждение достаточно сложно воспринимается: в "малых играх" дело обстоит обычно наоборот, всякое "психологическое давление" является всё-таки приправой, хотя и очень полезной. Тем не менее, в Большой Игре всё устроено иначе. Изменение правил игры - даже незначительное - повергает противника в другой мир, где он не ориентируется - и вынужден принимать чужие интерпретации, чтобы хоть что-то понимать. Игроки всё время находятся под угрозой обесценивания любых своих достижений. "Вчера я был герой, а сегодня преступник" - поскольку выдуман новый тип преступлений, и оказалось, что вчерашний героизм под него подпадает. И так далее. Разумеется, это ломает прежде всего внутренний каркас.

Из этого, однако, неожиданное следствие. Если игрок видит, что в результате очередной коррекции реальности все его бонусы обратились в ничто, ему для начала следует осмотреть своё имущество и выяснить, не подорожала ли какая-нибудь пакость, которую он раньше прятал, и не следует ли достать из шкафа скелеты и поставить их в парадной. Обычно этого не делается потому, что игроки всё-таки люди и привязаны к своим прошлым победам, которыми они так гордились, а ещё больше - к привычному образу мышления, с которым они сжились. В результате такие возможности обычно упускаются.

Мелкий пример. С нарастанием кризиса индустриального общества и ростом экологической озабоченности стала возрастать ценность "нетронутой природы" - особенно когда выяснилось, что кислорода жгут слишком много. Развитые страны стали гордиться уже не вырубкой лесов "под заводы", а "сохранением живой природы". Страны "третьего мира" могли бы попробовать раскрутить тему налога на развитость - в конце концов, они поставляют кислород, который сжигают развитые страны, и не только кислород, но и "ваще". Раскрутка компаний в западной прессе и перекупка интеллектуалов, конечно, стоила бы недёшево, но для Латинской Америки вкупе с Индией - потянули бы. Это надо было делать в семидесятые, на волне "неприсоединения". Теперь всю проблематику огородили своим заборчиком развитые страны, начав переносить грязные производства в "третий мир" и одновременно принимая всякие "киотские протоколы". "Всё, проехали".

И последнее - может быть, самое важное. Не нужно думать, что в Большую Игру играют только большие дяди. Большая Игра, как уже было сказано, одна, и по отношению к ней все мы - так, букозявочки. Тем не менее, отличия пешки от игрока существуют - и не потому, что игрок сидит в Думе, а пешка за него голосует. Как раз в Думе-то, может быть, сидят самые что ни на есть пешки. А вот маленький человек, не допущенный вообще ни до чего, может оказаться очень даже игроком. Желательно - не с завязанными глазами.

Нет, я не имею в виду всякие мечтания типа "а вот я тут напишу книжку, кто-нибудь её прочтёт, и наступит всеобщее Ща". Может быть, такое и бывает, но я не об этом.

Ну вот хотя бы. У любого "великого человека", повелевающего мирами, были папа и мама. Которые, уж наверное, какое-то влияние на него оказали, да?

Поэтому воспитывать своего сына нужно так и с таким расчётом, чтобы из него "в случае маловероятного загиба истории" мог бы получиться настоящий правитель (царь или президент), народу и государству полезный.

Тем более, даже если "случая" не случится, такое воспитание ему уж точно не повредит. Более того, именно такое воспитание, в общем-то, является наилучшим из всех возможных. "Универсальный педагогический принцип".

http://krylov.livejournal.com/1183722.html
Tags: Крылов, правила игры
Subscribe

  • Опечатки

    ядреное оружие

  • Альцгеймер наступает

    Позор на мою лысую голову: выступая в прямом эфире перед началом интервью с Мареком Хальтером, я вместо "родительская суббота" сказал…

  • Мое интервью с Мареком Хальтером

    Я уже сообщал, что сегодня на сайте Культура.РФ будет транслироваться мое интервью с Мареком Хальтером. Но не в 12.00, а в 14.00 по московскому…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments