Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Category:

Русский национальный характер - 2

(продолжение)

2. Русский национальный характер глазами иностранцев

                                                                                                                                          Не поймет и не заметит
                                                                                                                                          Гордый взор иноплеменный,
                                                                                                                                          Что сквозит и тайно светит
                                                                                                                                          В наготе твоей смиренной

Ф.И.Тютчев

О русском национальном характере оставили много заметок иностранные путешественники, купцы, писатели и просто наблюдатели. Многие из них дышат любовью как, например, записки англичанина С.Грэхема, писавшего «Я люблю Россию. Она для меня в некотором смысле есть нечто большее, чем моя родная страна. Иногда мне кажется, что я счастливый принц, нашедший Спящую Красавицу». Другие – исполнены ненависти как, например, книга немца Виктора Гена «De moribus Ruthenorum», в которой он пишет, что русские – народ без совести, чести, самодеятельности; лирика Пушкина – подражание, без души и чувства; русские не способны охватывать целое, и в практической жизни, и в художественном творчестве; их литература бездарна. Есть любовь и ненависть, нет одного – равнодушия. Это свидетельствует о том, что феномен русского национального характера во всей его сложности и противоречивости всегда притягивал к себе внимание тех, кто с ним соприкасался. Изучали его и профессиональные ученые: культурные антропологи и психологи. Вкратце остановимся на некоторых результатах их исследований.

Русский национальный характер занял свое место в фокусе исследований зарубежных антропологов сразу после Второй мировой войны. Британский антрополог Д.Горер выдвинул свою "пеленочную" гипотезу, М.Мид ее развила и популяризировала, а Э.Эриксон адаптировал ее в своей статье "Легенда о юности М.Горького". Что же это за гипотеза?

Д.Горер считал, что русским свойственна традиция туго пеленать младенцев с ранних месяцев их жизни. Это, по его мнению, приводит к тому, что они растут сильными и сдержанными, в противном случае они легко могли бы себя поранить. На короткое время их освобождают от пеленок, моют и активно с ними играют. Д.Горер образно связал эту альтернативу между длительным периодом неподвижности и коротким периодом мускульной активности и интенсивного социального взаимодействия с определенными аспектами русского национального характера и внешней политики России. Многие русские, по его мнению, испытывают сильные душевные порывы и короткие всплески социальной активности в промежутках долгих периодов депрессии и "самокопания". Эта же тенденция, по его мнению, характеризует и политическую жизнь общества: длительные периоды покорности сильным внешним авторитетам перемежаются яркими периодами интенсивной революционной деятельности.

Конечно, было много исследований русского национального характера, выходящих за рамки так называемого "пеленочного" комплекса. Результаты клинических интервью и психологического тестирования привели к созданию "модальной личности" великоросса. По мнению американских антропологов, это "теплая, человечная, очень зависимая, стремящаяся к социальному присоединению, эмоционально нестабильная, сильная, но недисциплинированная личность, нуждающаяся в подчинении властному авторитету". Поскольку правящая в ту пору Коммунистическая партия насаждала абсолютно другой идеальный тип личности, этот внутренний конфликт привел к драме русского национального характера, в которой малочисленная национальная элита пыталась заставить большинство народа усвоить образ, совершенно противоположный традиционному русскому характеру.

Вот как выглядит это противопоставление в "Русской драме национального характера" К.Клакхона:

Тип традиционной русской личности

Идеальный тип советской личности

Теплый, экспансивный

Формальный, контролируемый

Правдивый, отзывчивый

Лживый, упорядоченный

Идентификация с первичной группой (личная лояльность)

Лояльность к вышестоящим (безличностная)

Основан на "зависимой пассивности"

Основан на "практической активности"

(Об эволюции русского характера после 1917 года писал и Солженицын: «Селективным противоотбором, избирательным уничтожением всего яркого, отметного, что выше уровнем, - большевики планомерно меняли русский характер, издергали его, искрутили». Среди вновь приобретенных черт писатель отмечает такие: скрытность, недоверчивость, круговое равнодушие к людским гибелям рядом, неизбежность лгать и притворяться, если хочешь существовать, неблагодарность, жестокость, всепробивность до крайнего нахальства. Как сказал Борис Лавренев «Большевики перекипятили русскую кровь на огне».)

А не так давно в России была опубликована книга Д. Ланкур-Лаферьера «Рабская душа России», в которой автор пишет: «Я готов аргументировать утверждение, что традиционное смирение и саморазрушение, конституирующее рабский менталитет русских, является формой мазохизма. Сказать, что русская душа – рабская, - значит сказать, что русские имеют склонность к нанесению вреда самим себе, к разрушению и унижению себя, принесению бессмысленных жертв, то есть к такому поведению, которое на Западе характеризуется как мазохизм в клиническом смысле этого слова». Молодой американский исследователь утверждает, что русская культура – это культура нравственного мазохизма, в центре которого находится личность, которая действует – сознательно или бессознательно – против своих собственных интересов.

Вот оно – главное определение «патологии» русского характера, с точки зрения западного менталитета – действие в ущерб собственным интересам. И еще – «бессмысленная жертвенность». В этом корневое несходство и корневое непонимание Западом русской культуры и менталитета. При этом исследователь чувствует непонятную красоту этого «нравственного мазохизма». «Лично я считаю так: пусть русские остаются такими, какие они есть… Сам я считаю, что мазохизм является неотъемлемой частью привлекательности и красоты русской культуры. Кем бы были Татьяна Ларина, Дмитрий Карамазов или Анна Каренина без их мазохизма? «Излечить» их от мазохизма – значило бы отнять у них значительную часть эстетической привлекательности.»

В начале 90-х годов ХХ века профессор психологии Иерусалимского университета С.Шварц предложил метод измерения базовых ценностей культуры, который позволяет сравнивать между собой целые страны и культурные ареалы. Шварц с коллегами выявил различные ценностные профили у Западноевропейского и Восточноевропейского культурных ареалов.

В исследовании было выявлено, что такие ценности как Консерватизм (поддержание социального порядка, уважение традиций, защита семьи, самодисциплина) и Иерархия (ценность власти, авторитета или подчинения) были более важны в Восточной, чем в Западной Европе. С другой стороны, такие ценности как Равноправие (равенство, социальная справедливость, свобода, ответственность, честность), Мастерство (амбициозность, успех, смелость, компетентность), Интеллектуальная Автономия (любознательность, открытость ума, творчество) и Аффективная Автономия (стремление к наслаждению, разнообразной и интересной жизни) были значительно менее выражены у представителей стран Восточной Европы, чем у западноевропейцев.

Авторы объяснили найденную во всех восточноевропейских стран общность ценностей сходством адаптации людей к условиям жизни в коммунистической социальной системе (необходимость конформизма, пристальное внимание к словам и поступкам, непредсказуемость правил и наказание за непослушание; доносительство, создающее атмосферу взаимного недоверия, подавление личной инициативы и свободы; отсутствие связи между результатами работы и вознаграждением за нее; патернализм, поощряющий пассивность и уклонение от личной моральной ответственности).

Считается, что для поддержания демократии очень важны ценности Равноправия и Автономии, которые являются необходимым условием и моральной базой социальной ответственности. В связи с этим исследователи полагают, что ценностный профиль, выявленный у жителей стран Восточной Европы, плохо пригоден для развития демократии, поскольку ценности равноправия и автономии имеют сравнительно низкую значимость в этих странах. Ценностное основание для развития системы свободного предпринимательства также практически отсутствует: ценности Автономии и Мастерства не получили широкого принятия и одобрения, и в этом - корни нежелания брать личную ответственность, рисковать и напряженно работать в полную меру сил и талантов. Вместо этого, более предпочитаемыми являются ценности Консерватизма и Иерархии, являющиеся основой тенденции перекладывать заботу и ответственность в обеспечении своих потребностей на государство.

Несмотря на декларацию, что для анализа полученных культурных различий необходимо применять исторические, этнокультурные, религиозные, политические и другие факторы, исследование Шварца и Барди ограничилось подробной интерпретацией различий в ценностях у жителей Восточной и Западной Европы с привлечением лишь политических аспектов. Не было сделано даже попытки анализа с точки зрения истории и этнической культуры восточного славянства, да и роль православия никак не была проанализирована. Следует отметить также, что в данном исследовании не упоминается, что восточноевропейские страны намного опережали западноевропейские в такой характеристике как Универсализм (духовная жизнь, творчество, мудрость, зрелая любовь, единство с природой, любовь к прекрасному). Показательная «забывчивость» для западного менталитета. Этакие «непрактичные» ценности.

Для объяснения найденных различий между Западной и Восточной Европы можно предложить следующее: В.Шубарт, прибалтийский немец, в своей книге «Европа и душа Востока» противопоставил друг другу два типа человека: прометеевский, героический человек и иоанновский, мессианский человек (т.е. следующий идеалу, данному в Евангелии от Иоанна). Человек прометеевского типа видит в мире хаос, который он должен оформить своей организующей силой; он полон жажды власти; он удаляется все дальше и дальше от Бога и все глубже уходит в мир вещей. Таковы «романские и германские народы современности». Иоанновский, мессианский человек чувствует себя призванным создать на земле высший божественный порядок, чей образ он в себе роковым образом носит. Он хочет восстановить вокруг себя ту гармонию, которую он чувствует в себе. Мессианского человека одухотворяет не жажда власти, но настроение примирения и любви. Он видит в людях не врагов, а братьев; в мире же - не добычу, на которую нужно бросаться, а грубую материю, которую нужно осветить и освятить. Им движет чувство некоей космической одержимости, он исходит из понятия целого, которое ощущает в себе и которое хочет восстановить в раздробленном окружающем. В иоанновскую эпоху центр тяжести перейдет в руки тех, кто стремится «к сверхземному в качестве постоянной черты национального характера, а таковыми являются славяне, в особенности, русские. Огромное событие, которое сейчас подготовляется – есть восхождение славянства, как ведущей культурной силы».

В истории несколько раз происходили довольно странные вещи – накануне и во время страшных бед, грозивших человечеству уничтожением, многие европейские страны, их уникальные, самобытные культуры и народы бывали спасены добровольной кровавой жертвой России, руководствовавшейся евангельской заповедью: «нет больше той любви когда кто душу положит за други своя». И мир, растроганный алогичностью этой жертвы, в этот момент был благодарен и полон осознания значимости (и непомерной цены) этой жертвы. Так например, маршал Фош в 1914г. (когда вступление русской армии – неподготовленное и оплаченное большой кровью – спасло Францию от разгрома) признавал: «Если Франция не стерта с карты Европы, она этим прежде всего обязана России». Потом это чаще всего забывалось.

Более того, за это подчас платили ненавистью и предательством. В обращении Русского Заграничного Церковного Собора к Генуэзской Конференции (осужденном патриархом Тихоном как политическое), собравшей руководителей стран Антанты были такие пронзительные слова, обращенные напрямую к христианской совести европейцев: «Народы Европы! Народы мира! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки мировых злодеев!». Пожалели? Нет. Ни тогда, ни потом. Удивительно, но не об этом ли писал Пушкин почти два века назад:

И ненавидите вы нас…
За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
(выд.мною- Н.Л.)
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?

Это написано в 1831 году, в воспоминание о битве с Наполеоном. Но это также актуально и для ХХ века, для страшной, многожертвенной нашей победы над Гитлером. Повторилось опять то же – Россия спасла мир от уничтожения, заплатив непомерной ценой. И опять эта жертва обесценена и оболгана теми, кто возрос на ее крови.

Однако, ненависть и противостояние Запада и России происходит прежде всего в сфере политики и здесь справедливости ради следует отметить, что политики Советской России по отношению к своему народу были не менее, если не более жестоки. Что касается простых людей стран Европы, то меня очень тронул недавний рассказ знакомой англичанки о том, как они, будучи детьми, после явления Богоматери Фатимской, постоянно молились за Россию и русский народ тогда, когда русские, отлученные государством от Бога, даже не знали об этом удивительном явлении.

Конечно, самобытная русская культура и ее духовный центр – православие сложны для понимания представителей иных национальных культур. Об этом опять-таки блестяще сказал Пушкин: «греческое вероисповедание, отдельное от всех прочих, дает нам особенный национальный характер».

Не удивительно, что Запад нас не знает и не понимает, гораздо важнее, чтобы мы сами знали и понимали свою культуру и психологию.

2.3.3. Русский характер на пороге XXI века.

«Велико незнание России посреди России».

Н.В.Гоголь

Размышляя о будущем России и русских, А.Солженицын пишет: «Давние черты русского характера – какие добрые потеряны, а какие уязвимые развились – они и сделали нас беззащитными в испытаниях ХХ века. И наша всегдашняя всеоткрытость – не она ли обернулась и легкой сдачей под чужое влияние, духовной бесхребетностью?» Но мало лишь восстановить народное здоровье, считает Солженицын, «нам – чтобы что-то значить среди других народов – надо суметь перестроить характер свой к ожидаемой высокой интенсивности XXI столетия. А мы за всю свою историю – ой не привыкли к интенсивности».

С последним можно поспорить, ибо вся история формирования государства Российского потребовала такой интенсивности, такого напряжения сил, которое и не снилось Западу. Не говоря уж о колоссальных и предельно интенсивных тратах народных сил на массовых советских стройках и в страшных войнах этого столетия. Другой вопрос – с какими ценностями, какими качествами характера входят русские люди в неизведанный поток XXI столетия?

Будучи в сильной степени неудовлетворенной результатами исследования Шварца и Барди в России в начале 90-х годов, а также - их интерпретацией, я в 1999г. повторила это исследование в Пензе, Москве и Санкт-Петербурге. Результаты его отличались от полученных Шварцем в 1992 г. Оказалось, что наши студенты на сегодняшний день уже опережают своих западных сверстников в таких ценностях как Мастерство и Интеллектуальная Автономия. Это свидетельствует о том, что молодые поколения россиян готовы к напряженному труду, имеют прекрасный творческий, преобразовательский потенциал. Главное – создать условия для его реализации. Возможно, мы стоим на пороге большого экономического рывка, если сумеем найти свой путь, на основе своих ценностей, придав экономическому развитию иной, отличный от Запада, смысл и ценность.

Хороший пример на этом пути - так называемые «азиатские тигры», страны Тихоокеанского региона, в культурном отношении резко отличающиеся от Запада. В период с 1965 по 1987 годы в 23 странах Дальнего Востока психологами была выявлена высокая корреляция между ценностью «Конфуцианское Трудолюбие» (терпение, желание интенсивно работать на долговременный результат) и ростом ВНП на душу населения. При этом страны, показавшие наиболее высокий экономический рост, имели наивысшие показатели по «Конфуцианскому Трудолюбию» в этот период. В данном случае культурные ценности явились причиной экономического роста.

С другой стороны, разве экономическое развитие – главное предназначение человечества? Здесь уместно привести высказывание современного русского философа М.В. Назарова: «Честно говоря, если учесть особенности русского характера (не слишком стремящегося к благополучию и к рациональной организации жизни), не особенно верится, что Россия когда-либо станет лидером экономического прогресса. Но, может быть, задача России в этом и не заключается. Как писал В.Соловьев, «такой народ … не призван работать над формами и элементами человеческого существования, а только сообщить живую душу, дать жизнь и цельность разорванному и омертвелому человечеству через соединение его с вечным божественным началом» («Три силы»). Может быть, такой народ способен приблизиться к идеалу негедонистического общества, когда «общественный пирог» будет не самоцелью, а необходимым средством для достойной человека жизни? И, может быть, начиная в каком-то смысле с нуля, нам будет даже проще ориентироваться на экологически чистую и социально уравновешенную рыночную экономику, которая служила бы человеку, а не порабощала бы его ставкой на непрерывный рост материального потребления?..»

Далее, выявленная в нашем исследовании невысокая ценность Равноправия и относительно высокая ценность Иерархии у молодых россиян свидетельствует о том, что ценности демократии в западном понимании не привились, хотя и оказали некоторое влияние. Это говорит о том, что нам предстоит пройти серьезное духовное испытание богатством и имущественным неравенством, нам всем – и внезапно разбогатевшим, и внезапно обнищавшим. Где взять правильный взгляд на это? Где найти опору и силы, чтобы не впасть в духовное разложение и неминуемую смерть, в одном случае, и в бессилие и отчаяние, в другом?

Ответ тот же - в нашей культуре. О том, как в ней решается дилемма личного богатства и благочестия, хорошо написано в статье М.М.Громыко «Отношение к богатству и предприимчивости русских крестьян XIX века в свете традиционных религиозно-нравственных представлений и социальной практики»: «Трудно богатому войти в Царство Небесное – эти слова из Евангелия (Мф., 19, 23) знал каждый русский человек. Трудно – но возможно. От человека, оказавшегося по своей ли воле или в силу обстоятельств богатым, требовались особые усилия на пути благочестия… Богатство, сочетаемое с щедрыми пожертвованиями в храмы и монастыри, с личным молитвенным подвигом, вызывало неизменную положительную оценку в глазах основной массы русских людей. Большое значение придавали при этом источникам богатства – какими способами оно было изначально накоплено. Человек, обнищавший из-за своей лени, не вызывал сочувствия; предпочтение отдавали тому, кто разбогател в результате своего трудолюбия. «Ленивая рука делает бедным, а рука прилежных – обогащает», «собирающий во время лета – сын разумный, спящий же во время жатвы – сын беспутный» - притчи Соломона были едва ли не самой популярной книгой Ветхого Завета в народе».

Но при этом (и это очень важно помнить и понимать) русские крестьяне никогда «не забывали, что «доброе и худое, жизнь и смерть, бедность и богатство – от Господа». Правильная установка была такая: «человек не должен сам стремиться к богатству, не должен заботиться о приобретении его: он трудолюбиво и разумно выполняет свое дело, а Господь, если должно, пошлет ему богатство, и тогда-то нужно, не надмеваясь (не гордясь) ни в коем случае явившимся богатством, употреблять его на добрые дела… » Эти люди стремились в своей жизни познать и исполнить волю Божию о себе (не это ли называется в современной психологии высшей потребностью в самоактуализации? – Н.Л.). Они услышали и исполнили в своей жизни принцип «Ищите прежде всего Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам». «И прилагалось. Приходило ли богатство, уходило ли – не это было для них главным. «Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе».

Не о нас ли, живущих в России, в последнее десятилетие ХХ века, эти слова – как внезапно богатевших, так и внезапно терявших все свои сбережения – да не по разу, а каскадом, так, чтобы насмерть выучить простой урок – не думать о материальном, не порабощать им душу, не копить впрок... А выучивали другое: не верить никому - ни правительству, ни частным владельцам, ни банкирам – никому. А верить – надо, верить хочется, ибо доверие, доверчивость – одно из базовых свойств русского характера. М.М.Громыко пишет, что «в русской крестьянской среде было стремление сохранить нравственный подход в деловых отношениях, не заменять его голым расчетом или юридическими формальностями. Денежные сделки заключались без скрепления формальными актами, верили друг другу на слово, деньги в долг давали на срок и без срока – всегда без процентов… Крестьяне считали, что не уплатив долга на земле, не будешь развязан с земною жизнью на том свете. Поэтому, если должник долго не платил, то давший ему ссуду, грозил стереть запись о долге (соседский долг записывался обычно мелом), т.е. лишить его возможности расплатиться. Должник кланялся и просил не стирать свидетельства о долге».

С точностью до наоборот в сегодняшнее время – когда толпы простых заимодавцев дежурят у порогов контор и банков, обманувших их доверчивость, кляня себя в душе последними словами за эти рудиментарные остатки крестьянской веры в совесть и порядочность богатых людей. И до какой степени нужно быть чуждым взрастившей тебя культуре, позволяя себе цинично и расчетливо наживаться на этой национальной простоте и доверчивости.

Утеряно ли безвозвратно все то, что описано выше, как исконные черты национального характера. Нет, для кого к счастью, а для кого – и к сожалению. Более того, я склоняюсь к мысли, что «этническая картина мира» или «цивилизационный код» той или иной культуры – величина в каких-то основных, главных, параметрах – константная и жесткая. При угрозе утраты этой этнокультурной самотождественности, этническая культура мобилизует все свои силы на сопротивление, вплоть до гибели последнего своего носителя. Поэтому изменить «цивилизационный код» России, как мечтает З.Бжезинский, вряд ли удастся.

Итак, на мой взгляд, русский национальный характер в своих базовых основах мало изменился за это страшное столетие - все та же жажда чуда и страстная готовность послужить идее всеобщего блага. Самое главное – чем наполнить эту потребность в великой, мессианской идее, - ведь русский человек на малое не согласен. И это, пожалуй, уже без иронии – это, как я теперь понимаю, подспудное знание русского народа о своей особой миссии. Именно на этой идее – жертвенного служения миру, спасения мира – ярче всего раскрывался русский национальный характер, поднимаясь до высот духовного подвига и самоотречения. На этой черте национального характера страшно и почти органично паразитировал великий соблазн ХХ века – коммунистический тоталитаризм, унесший не только жизни лучших русских (и всех российских) людей, но и запутавший умы и опустошивший души на многие десятилетия. Так, что и сейчас многие в России мечтают о его реставрации.

Много еще можно вспомнить соблазнов и окольных дорог, по которым может повести нас наш такой удивительный и непознанный нами самими национальный характер. Но нет у нас времени на окольные пути и ошибки. Нет и такого количества детей, чтобы отдавать их на съедение очередному чудищу. Да и Бог, уча и вразумляя нас, ждет и от нас движения навстречу, хотя бы минимального труда понимания.

Для нас сейчас главное - быть или не быть? Познать свои этнокультурные особенности во всей их гамме и полноте, принять, полюбить и заставить работать на важные и долговременные цели, или шарахаться от показанного в кривом чужом зеркале искаженного собственного облика в страхе и презрении, завидовать другим, богатым и успешным странам, отправлять своих детей на Запад, доживая свои годы в нищете и унынии, да в бесконечных сепаратистских войнах с пассионарными иноэтничными областями, бегущими от дряхлого и бессильного русского центра?

Мы многому научились. Главное теперь – сберечь дыхание на долгую дистанцию, не соблазняться на дешевые посулы быстрого успеха. Выбрать правителей мудрых и знающих нашу культуру, любящих ее, настоящих. Создать условия для свободной, творческой и очень интенсивной работы для молодых. Они к этому готовы. Они хотят реализоваться и хотят жить достойно.

Основная примета нашего времени – ослабление роли государства в определении национального идеала и пути дальнейшего развития России. Все главные процессы и решения происходят на уровне личности. Каждый сам выбирает идеалы и ценности, сам определяет, для чего и как ему жить и работать. Это – чрезвычайно важный и скрытый от глаз современников процесс. Его результаты скоро станут видны – когда на арену выйдет новое поколение, взрослевшее в последнее десятилетие ХХ века. Тогда–то и станет ясно, что нам дали эти годы. Но что-то ясно уже сейчас. Первое – безвозвратно ушло в прошлое «время разбрасывать камни» – этим мы занимались весь ХХ век. Сейчас – время их собирать. И строить. И второе – «век толп» ушел в прошлое, наступает «век личности». Одной из главных ее опор и смыслообразующих каркасов является культура, в которой личность формируется, ее сознательные и бессознательные пласты. Невнимание к ним, пренебрежение ими способно обернуться новыми бессмысленными национальными и личными трагедиями. Давайте научимся извлекать уроки из прошлого. Давайте учиться нашей культуре. Жить в ней, любить ее и защищать. И развивать лучшее в ней.

* По книге - Эмиграция и Репатриация в России. В.А. Ионцев, Н.М. Лебедева, М.В. Назаров, А.В. Окороков. М.: Попечительство о нуждах Российских репатриантов, 2001. –  490 с.

Источник: ТРИБУНА РУССКОЙ МЫСЛИ №1/2002 - http://www.cisdf.org/TRM/TRM1/Lebedeva.html

Tags: Русские, национальная психология, национальный характер
Subscribe

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments