Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Category:

Французский закон о сектах

Index Главная страница | Номера | Именной указатель | Где купить журнал

Содержание номера





Александр Бангерский

Свободы и манипуляции



В июне нынешнего года депутаты Национального собрания Франции единогласно приняли сенсационный законопроект. В нем впервые в мировой практике вводится понятие такого уголовного преступления, как "манипуляция сознанием". За это будут давать от трех до пяти лет тюрьмы и от 300 до 500 тысяч франков штрафа (сумма внушительная - по нынешнему курсу это примерно 40-70 тысяч долларов).


Сначала, в декабре прошлого года, этот законопроект прошел через Сенат, но тогда редакция текста была менее жесткой. Затем он был передан в нижнюю палату парламента, где подвергся значительной доработке. Осенью Сенат снова рассмотрит законопроект и, скорее всего, одобрит его, хотя уже сейчас вокруг будущего закона идет бурная полемика.


В пивной "Бурбон", прямо напротив Национального собрания (расположенного, как известно, во Дворце Бурбонов), в день дебатов собрались представители трех влиятельных сект: саентологи, муниты и раэлиты. На совместной пресс-конференции они заклеймили депутатов, которые как раз в этот момент обсуждали меры борьбы с злоупотреблениями сектантов.


Беспокойство последователей Хаббарда, Муна и Раэля нетрудно понять: Франция вот-вот станет первым на Западе государством, чье законодательство предусматривает возможность роспуска секты.



Правда, для этого будет необходимо, чтобы секта или ее руководитель были, как минимум, дважды приговорены судом за совершение преступных действий. Но и такая осторожная формулировка не нравится многим.


Против саентологов, например, во Франции уже возбуждено два судебных дела. Их представительница Даниэль Гунор заявила, что принятие закона станет "похоронами демократии" в этой стране. "Подобный закон, - сказала она, - был только в фашистской Италии. Сначала он использовался против коммунистов, потом - против гомосексуалистов".


Лизиана Фрикоте, представлявшая последователей французского журналиста Раэля (который утверждает, что в 1973 году с ним связались инопланетяне и попросили открыть на Земле их посольство), продемонстрировала собравшимся желтую звезду с надписью "член секты": недвусмысленный намек на то, что сектантов преследуют, как в свое время преследовали евреев. И сообщила, что 292 раэлита готовы уехать из Франции в США и попросить там политического и религиозного убежища.


Представитель секты Муна говорил о "сектуальном преследовании", по аналогии с сексуальным, которое карается законом. Аналогичную игру слов, но прямо противоположную по смыслу, позволил себе в ходе парламентских дебатов один из депутатов: он назвал секты "сект-шопами", уподобив их "секс-шопам", которые нельзя открывать ближе чем в 100 метрах от школ.


Шутки шутками, но на проблему сект смотрят во Франции весьма серьезно. "Рансеньеман Женеро" - спецслужба МВД Франции, занимающаяся самыми серьезными вопросами государственной безопасности, в частности, наблюдением за сектами, сформулировала десять критериев:


- дестабилизация сознания;


- непомерные финансовые притязания (поборы);


- навязывание разрыва с прежним окружением;


- покушения на физическое здоровье;


- вербовка детей;


- антиобщественные высказывания;


- нарушения общественного порядка;


- привлечение к суду или следствию по серьезным обвинениям;


- нарушение норм экономической деятельности (утаивание средств);


- попытки проникновения во властные структуры.


Если хотя бы один из этих признаков имеет место, организацию считают сектой. Два парламентских доклада (в 1995 и 1999 гг.) показали, что феномен этот требует самого пристального внимания. В первом докладе приводится список 172 сект, представляющих, по мнению служб безопасности, определенную угрозу обществу. Общее число членов этих сект оценить трудно - по различным источникам, оно колеблется от 160 до 400 тысяч человек.


И все же: что такое секта? В будущем законе содержится (впервые в истории французского права) определение: "группа, имеющая целью или результатом своей деятельности создать или эксплуатировать психологическую или физическую зависимость участников". А манипуляция сознанием, это "тяжкое и повторяющееся давление или использование специальных методов, чтобы изменить суждение с целью добиться от человека, с его согласия или без оного, совершить действие или воздержаться от действия, в результате чего ему будет нанесен серьезный ущерб".


Не только сектанты, но и представители крупнейших религиозных общин Франции высказывают опасения, что такие формулировки могут привести к злоупотреблениям. "Я боюсь, что необходимый закон против сект станет для некоторых ракетой-носителем антирелигиозной борьбы", - говорит уполномоченный по делам сект парижского епископата монсиньор Жан Вернет. Председатель Федерации протестантов Франции высказался еще более жестко: "Эти тексты нацелены и на нас, и завтра мы можем подвергнуться уголовному преследованию на том же основании, что и сектантские движения... Если завтра пастор убедит кого-либо присоединиться к его общине, не обвинят ли его в манипулировании сознанием?"


И все же депутаты единогласно утвердили текст, уже получивший в прессе название "антисектантский закон". Чтобы понять причины такого единодушия, опирающегося, судя по опросам, на поддержку общественного мнения, рассмотрим подробнее результаты работы двух комиссий, которые по поручению Национального Собрания Франции в 1995 и 1999 гг. изучали проблему сект.


Доклад первой комиссии начинается с перечисления хорошо известных событий: коллективное самоубийство 923 членов секты Храм Народа в 1978 году в Гвиане; 88 давидсонистов, погибших в Техасе 19 апреля 1993 года; 53 члена секты Солнечного храма, покончившие с собой или убитые в Швейцарии и Канаде 4 октября 1994 года; 11 погибших и около 5000 пострадавших в результате использования ядовитого газа в токийском метро членами секты Аум 5 марта 1995 года. В то же время, говорится в докладе, другие секты продолжают свою деятельность, почти не привлекая к себе внимания. Задачей комиссии было определить масштабы этой деятельности и ее опасность для общества.


С самого начала своей работы парламентарии столкнулись с парадоксальной проблемой: они должны были изучить явление, с юридической точки зрения не существующее. Во французском праве не было и не могло быть понятия "секта", поскольку с 1905 года Церковь во Франции отделена от государства и последнее декларировало свое индифферентное отношение ко всем религиям. А раз вера - личное дело каждого, то как и зачем проводить водораздел между религией и сектой?


Задача осложнялась тем, что и в обычной жизни словом "секта" обозначают весьма разнородные, да к тому же постоянно меняющиеся группы людей. Словари дают такое определение: "группа лиц, исповедующих одну и ту же доктрину внутри одной из религий". Но на практике секты совсем не обязательно возникают внутри уже существующих религий. Комиссия руководствовалась следующей классификацией, разделив существующие во Франции секты на 13 основных групп:


альтернативные - стремятся к радикальному переустройству общества и отношений между людьми;


апокалиптические - предсказывают скорое наступление конца света или катастрофы в масштабах всей планеты и предлагают своим адептам способ спастись;


евангелические - крайние формы реформатской церкви, в которых пастор играет роль гуру;


целительские - предлагают различные иррациональные или ненаучные процедуры лечения самых тяжелых и неизлечимых болезней, таких, как рак или СПИД;


неоязыческие - стремятся восстановить культы, исчезнувшие с распространением христианства;


новой эры - готовятся к вступлению мира в эру Водолея, что сопряжено с глубокими изменениями и требует "нового духовного сознания";


оккультистские - практикуют различные оккультные науки (астрологию, алхимию, магию, колдовство...);


ориенталистские - производные от восточных религий (буддизм, индуизм, таоизм...);


псевдо-католические - ссылаясь на католическую традицию, противостоят решениям Ватикана;


псевдо-психоаналитические - пытаются решить проблемы подсознания или воздействовать на него;


сатанические и люциферианские - предрекают царство сатаны на земле, совершают акты профанации и черные мессы;


синкретические - смешивают, по рецептам своих гуру, ингредиенты самых различных духовных традиций, учений и верований;


уфологические - связываются с инопланетянами, принимают их на земле, или являются их представителями, или готовятся улететь на другую планету, в другую галактику и т.п.


Разумеется, далеко не все секты четко укладываются в одну из "ячеек" этой схемы. Напротив, наблюдается тенденция все большей "деспециализации" сект, они заимствуют друг у друга идеи и методы.


Итак, объекты верований и формы деятельности сект весьма многоообразны и не могут сами по себе служить для того, чтобы отличать их от "не-сект". С точки зрения социологов, отличие секты от Церкви в том, что последняя, чтобы расширить свое влияние, адаптируется к потребностям общества, идет на компромиссы с государством, в то время как секта противостоит обществу, отказывается от диалога с ним.


Секты классифицируются также по количественному признаку: так, в докладе 1995 года говорилось, что из 172 сект, обладавших хотя бы одним из десяти признаков потенциальной опасности для общества, 80% насчитывали менее 500 членов. А 60 из них вообще являлись маленькими группами, меньше чем по 50 человек в каждой. В то же время, только 12 организаций насчитывало от 2 до 10 тысяч членов. И только одна - Свидетели Иеговы - около 130 тысяч. Однако и в количественном отношении секты трудно поддаются анализу, поскольку точной статистики либо не существует, либо руководители сект скрывают ее. Приходится довольствоваться оценками экспертов и спецслужб, но эти оценки сильно разнятся между собой.


И все же главный практический критерий анализа деятельности секты - это не ее доктрина и не численность ее адептов, а потенциальная опасность для общества. В докладах французских парламентариев и в их дебатах о новом законе подчеркивалось, что борьба должна вестись не против "сект вообще", поскольку, например, баптисты, квакеры или мормоны не только не приносят вреда, а наоборот, защищают нравственные ценности.


Но даже такой дифференцированный подход вызывает весьма жесткую критику... из-за океана. В начале сентября Госдепартамент США, как и каждый год, опубликовал доклад о нарушениях свободы вероисповедания в мире. В докладе рассматривается положение верующих в 194 странах, причем, по мнению американского внешнеполитического ведомства, хуже всего дела обстоят в Азии. Там насчитывается 6 стран, "стремящихся тоталитарно или авторитарно контролировать верования или религиозную свободу": Афганистан, Бирма, Китай, Лаос, Северная Корея и Вьетнам. Единственная страна, отнесенная к этой категории за пределами Азии, - Куба.


Отсутствие или нарушения свободы культа для религиозных меньшинств констатируются и в других странах, например, в Ираке, Иране, Саудовской Аравии, Израиле. В тех же грехах обвиняют Россию, Армению, Беларусь, Болгарию и Румынию. И, наконец, пять европейских государств - Франция, Германия, Чехия, Бельгия и Австрия - с точки зрения Вашингтона, "несправедливо причисляют некоторые религии к опасным сектам".


Французская католическая газета "Круа" так объясняет разницу между европейским и американским подходами к проблеме сект. Американское общество было основано протестантами-пуританами, бежавшими на новый континент от религиозных преследований. И, поскольку на протяжении всей истории США население этой страны пополнялось в значительной степени за счет самых разнообразных меньшинств, национальных, этнических и религиозных, искавших на новой родине свободы для себя и своих детей, практика лоббирования собственных взглядов стала для них второй натурой. Никого поэтому не удивляет, что американская католическая Церковь наняла специалиста по лоббированию, чтобы защищать интересы саентологов.


Что же касается коммерческой активности сектантов, столь шокирующей европейцев, то для американцев, привыкших к телевизионным проповедям и рекламно-маркетинговому подходу, применяемому повсюду, нет ничего криминального в навязывании духовной пищи с такой же настойчивостью, как если бы это была жевательная резинка.


Tags: "Индекс", Франция, журнал "Индекс", из моего, из напечатанного, сектанты, секты
Subscribe

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments