Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Теория Власти о Большом терроре

30.10.2017  СЕРГЕЙ ЩЕГЛОВ
Большой террор, как с подачи Роберта Конквеста принято называть репрессивную кампанию 1937-1938 годов в СССР, является прекрасным примером события, которое невозможно понять без теории Власти. Несмотря на то, что сам Большой террор изучен вдоль и поперек:
Однако в 1992 г. стали доступны документы, которые показали, что террор 1937-1938 гг. планировался так же, как все остальное в советской системе. На убийство людей составлялись и утверждались такие же государственные планы, как на производство стали или детских игрушек. Дальнейшие исследования в архивах позволили детально изучить всю цепочку террора, сверху донизу. [1]
- главный вопрос - "Кто и зачем его устроил?" - до сих пор не получил научного ответа. Отчасти это связано с сильной идеологизированностью вопроса; либеральной публике столь же нравится версия "потому что Сталин был кровавый маньяк", сколь приятен слуху сталинистов ответ "потому что расстреливать вас предателей надо", и ничего сверх того ни те, ни другие знать не желают. Однако весь спектр таких эмоциональных реакций ни на сантиметр не приближает к пониманию того, что на самом деле происходило в 1930-е годы.
28 октября 2017 года мой соавтор по "Лестнице в небо" сделал важный шаг к такому пониманию, представив свою версию Большого террора: "...группа чекистов... решила поставить Сталина в ситуацию, при которой он будет выглядеть или предателем, или же сам, своими руками, разрушит свою группу поддержки в обществе..." [2]. Эта версия отражает саму суть теории Власти: видеть за любыми масштабными социальными событиями действия конкретных властных группировок, направленные на борьбу с другими властными группировками. Однако помимо собственно Власти, в общественной жизни существует и другие сферы деятельности (экономика, культура, досуг), объединенны в нашей книге под названием "Управление". Их отличительная особенность - рутинность и безличность происходящих процессов; пирожки продаются на улице не с целью захвата власти, и постановления ЦК по борьбе с пьянством принимаются именно для борьбы с пьянством. Поэтому при анализе любого социального события нужно прежде всего установить, к какому виду деятельности оно относится - к Власти или к Управлению. Например, "ликвидация кулачества как класса", проведенная в 1930-32 годах и сопоставимая по числу жертв с Большим террором (4 млн. сосланных, из которых 600 тыс. погибло), не вызывает в нашем обществе никаких дискуссий - решила тогдашняя Власть зачистить определенную категорию населения, ну и зачистила, типичная "социальная инженерия", управление социальной структурой общества. Ничего особенного, все так делают - англичане с бурами, нацисты с евреями, турки с армянами, и так далее.
А вот Большой террор, при всей его внешней похожести на "раскулачивание" (сравните Приказ ОГПУ № 44/21 "О мероприятиях по ликвидации кулачества как класса" от 2 февраля 1930 года и Приказ НКВД № 00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов" от 30 июля 1937 года), дискуссии как раз вызывает. И причина тому очень проста - если воспринимать Большой террор как еще одну "хирургическую операцию" на живом народе, как действие в рамках Управления, то очень трудно выявить цель, ради которой вся эта мясорубка была затеяна. Даже самые заядлые сталинисты сегодня не осмеливаются утверждать, что 1108 делегатов XVII съезда ВКП(б), расстрелянные в результате Большого террора, были какими-то особыми "врагами народа", чем-то отличавшимися от 858-ми уцелевших делегатов. Под каток Большого террора попали главным образом совершенно случайные люди, которых позднее даже пришлось реабилитировать. Вопрос о цели Большого террора заставляет самых авторитетных историков сбиваться с уверенного изложения фактов ("...руководство репрессиями в 1937-1938 гг. занимало значительную часть времени диктатора...") на осторожные предположения:
...террор 1937–1938 гг. был серией централизованных и управляемых из Кремля акций, главным инициатором и двигателем которых являлся Сталин. О мотивах же Сталина и его специфическом восприятии действительности можно строить разные предположения... [3]
Вот так - тщательно документированное уничтожение почти 700 тысяч человек было произведено по мотивам, о которых можно лишь "строить предположения"! Выдающееся достижение исторической науки, что уж тут сказать. Неудивительно, что явно тенденциозные, но хоть что-то объясняющие идеи ("кровавый маньяк", "враги и были врагами") выигрывают у такой "науки" с явным преимуществом. Подход к Большому террору как к феномену Управления ведет в очевидный тупик.
Но если посмотреть на те же события как на феномен Власти, ситуация сразу же проясняется. Было ли руководство СССР в 1937 году единой "властной вертикалью", увенчанной "всесильным диктатором"? Вовсе нет - среди правящей элиты в это время происходила самая настоящая война на уничтожение! Начатое в 1934 году расследование убийства Кирова привело к августу 1936 году к первому "московскому процессу", на котором были осуждена группа Зиновьева и Каменева. Второй процесс состоялся в январе 1937 (Радек и Пятаков), в июне 1937 года прошел процесс по "делу РККА" (Тухачевский), в марте 1938-го - "третий московский процесс" (Бухарин, Рыков и Ягода). График репрессий в отношении высокопоставленных лиц (примерно 40 тыс. расстрелянных, чьи дела рассматривались Военной коллегией Верховного суда), вынесенный в заголовок этой статьи, наглядно показывает, что репрессии в адрес элиты начались раньше массового террора. И что особенно существенно, в 1936 году и в начале 1937 года побеждающая группировка Сталина не нуждалась в истерии вокруг "врагов народа" для борьбы со своими противниками.
И тут в середине 1937 внезапно [4, c. 220] начинается Большой террор. Можно предположить, что "маньяк Сталин" вошел во вкус репрессий, и решил расширить их до предела - но тогда совершенно непонятно, почему он же их прекратил в ноябре 1938-го. С удовольствием расстрелял 681692 человек, а на 681693-м - надоело? Примерно так приходится объяснять Большой террор, если оставаться на точке зрения "кровавого маньяка". Теория Власти предлагает тем же событиям куда более простое объяснение: дополнительные полномочия, предоставленные НКВД в ходе "московских процессов", являлись мощным ресурсом, который контролировавшие его люди (не Сталин, ресурс которого и так был более чем достаточен, а сами сотрудники НКВД) естественно пожелали усиливать и дальше. Для них раскрутка темы "врагов народа" была чрезвычайно выгодной, а следовательно, доклады о многочисленных заговорах и повсеместных шпионах должны были поступать Сталину во все нарастающем количестве (как оно, собственно, и происходило). Особые полномочия НКВД, полученные в ходе борьбы одних партийных групп с другими (а именно - право "расстреливать коммунистов") превратили эту структуру в идеальное место для формирования самостоятельной властной группировки, которая всерьез могла претендовать на верховную власть в стране. Конкретные исторические исследования, уже проведенные Леонидом Наумовым ([4], [5]), позволяют довольно достоверно установить персональный состав этой группировки ("северокавказцы" и "ежовцы") и основное направление ее деятельности (дальнейшее раскручивание Большого террора). Наумов полагает даже, что эта группировка имела реальные шансы на смещение Сталина:
Летом 1938 г. ..."северокавказцы" контролировали отдел охраны и спецотдел и могли ликвидировать вожда (да и других членов Политбюро) практически без труда. Они не сделали этого просто потому, что еще не поняли, что это надо сделать - "сейчас или никогда" [5, с. 295]
На мой взгляд, столь крайняя трактовка событий является сильным преувеличением (Ежов, занимавший в группировке "северокавказцев" одно из ключевых мест, еще 8 апреля 1938 года был назначен Наркомом водного транспорта, что означало утрату доверия Сталина - но почему-то постеснялся в ответ "ликвидировать вождя"). Я также не вижу оснований предполагать (как это делает Михаил Хазин), что предложение устроить Большой террор исходило от уже сформировавшейся к середине 1937 года группы "чекистов", и имело целью именно поставить Сталина перед выбором - либо усилить НКВД, либо оказаться "врагом народа". Но общая логика событий 1937-38 годов полностью соответствует теории Власти - ведомство, получающее дополнительные полномочия за борьбу с "врагами", неизбежно преувеличивает количество и опасность этих "врагов", и получает все новые полномочия. Вплоть до того момента, когда всем становится ясно: еще немного, и это ведомство захватит высшую Власть. Вот тут-то как правило ведомству и "подрезают крылья".
Вот почему Сталин не мог не начать Большой террор летом 1937 года - и тем более не мог его не прекратить осенью 1938-го. Никаких "предположений о мотивах" для этого понимания не требуется; с точки зрения теории Власти, Большой террор (в отличие от "раскулачивания" и других ему подобных геноцидов) является закономерным следствием подключения силовых органов к внутриэлитной борьбе группировок.
Ссылки:
[1] Олег Хлевнюк "Феномен Большого террора" https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/06/29/701835-fenomen-terrora
[2] Михаил Хазин "Кто и почему организовал Большой террор" https://khazin.ru/articles/148-teorija-vlasti/55532-kto-i-pochemu-organizoval-bol-shoy-terror
[3] Олег Хлевнюк "Причины Большого террора" https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/07/06/712528-bolshogo-terrora
[4] Леонид Наумов "Сталин и НКВД", 2007
[5] Леонид Наумов "Кровавый карлик против вождя народов", 2009
Tags: репрессии, сталинщина
Subscribe
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments