Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

Двенадцать основных черт русского национального характера (продолжение)

(продолжение)

ЧТО ВКЛЮЧАЕТ В СЕБЯ ПОНЯТИЕ «НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР»?

В самом деле, что же, в принципе, можно считать «национальным характером»? Если говорить сугубо научным языком, можно получить следующее определение. Национальный характер - это «"общество внутри нас", существующее в виде однотипных для людей одной и той же культуры реакций на привычные ситуации в форме чувств и состояний. Это и есть наш национальный характер. Он есть часть нашей личности [...].

В основе национального или - точнее - этнического характера лежит некоторый набор предметов или идей, которые в сознании каждого носителя определённой культуры связаны с интенсивно окрашенной гаммой чувств или эмоций. Появление в сознании любого из этих предметов приводит в движение всю связанную с ним гамму чувств, что, в свою очередь, является импульсом к более или менее типичному действию. Вот эту единицу "принципиального знаменателя личности", состоящую из цепочки "предмет - действие", мы впредь и будем подразумевать под понятием "социальный архетип"».

"О русском национальном характере"Вышеприведённое определение взято из книги Валентины Чесноковой (подписывая книгу, Валентина Фёдоровна использовала псевдоним «Ксения Касьянова») «О русском национальном характере» (М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2003). Из этого исследования мы легко делаем основополагающий вывод: для национального характера (социального архетипа) базисом является культура. Причём, культура не только в привычном для нас понимании: наука, искусство, образование и пр. В определение «культура» вкладывается более широкий спектр понятий, а именно:

- то, как люди, относящиеся в одной нации, взаимодействуют между собой;

- то, как люди, относящиеся к одной нации, взаимодействуют с представителями иных этносов;

-  то, как люди, относящиеся к одной нации, проявляют себя в привычных для них ситуациях;

- то, как люди, относящиеся к одной нации, проявляют себя в нестандартных, непривычных для них ситуациях.

В этом фундаменте национального характера заложены базовые ценности. Об этих ценностях Валентина Чеснокова пишет так: «В настоящее время ценности исследуются в социальных науках в основном методом опроса. По-видимому, какие-то ценностные ориентации можно уловить таким образом. Но относительно тех, которые представляют собой матрицу и "знаменатель личности", метод опроса оказывается бессильным по той простой причине, что он предполагает контакт исследователя с исследуемым в вербальной сфере, а бессознательные структуры социальных архетипов находятся в основном за пределами этой сферы.

Но если бы они были просто невербальны, то было бы проще. Беда в том, что они к тому же "завалены" в нас "ворохами" словесно усвоенных концепций. Это - в полном смысле "чужие" слова и мысли, но они часто нами используются для выражения самых настоящих, подлинных чувств.

Особенно разительно это бывает, когда какой-нибудь простой человек, не занимающийся специально интеллектуальными изысканиями, пытается выразить возникшие в нём моральные чувства: он либо выталкивает из себя какие-то совершенно разорванные фразы и обрывки мыслей, либо вдруг взрывается фейерверком самых "густопопсовых" газетных штампов, от которых у всех просто "уши вянут".

И в тоже время понимаешь, слушая его, что в глубине сознания этого человека штампы привязаны к чему-то очень важному. Но они этого важного не выражают, они его обозначают, и при том - весьма условным способом. Логическая связь между всеми  этими штампами крайне слаба, а то и просто отсутствует потому, что они имеют тенденцию располагаться не в зависимости друг от друга, а в соответствии с "силовым полем" ценностных ориентаций. Но выявить через них это поле - задача трудноразрешимая».

Попытка выявить эти самые «ценностные ориентации», составляющие суть национального характера русских, и была впервые предпринята советскими учёными в 1970-х годах с использованием Миннесотского многофакторного личностного опросника  (Minnesota Multiphasic Personality Inventory; MMPI), который был разработан в 1940 году С. Хатуэем и Дж. Мак-Кинли.

РАЗРАБОТКИ УЧЁНЫХ США В ОБЛАСТИ ПСИХОДИАГНОСТИКИ И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ В СССР

Иногда приходится слышать и читать, что MMPI был разработан для диагностики психических заболеваний, но на самом деле миннесотский личностный опросник первоначально использовался в качестве методики для профессионального отбора кандидатов в военно-воздушные силы США. И понятно, почему: подготовка лётчика-профессионала требует времени и стоит недёшево, тем более - в условиях военного времени. Именно поэтому американцы, подойдя к делу с привычной для них дотошностью, и решили разработать надёжный тест, который позволял бы ещё на начальном этапе отбирать в военно-воздушный флот соискателей, без каких-либо оговорок подходящих для службы в ВВС.

Позднее, после окончания войны, MMPI стал использоваться в клинической диагностике, где показал отличные результаты, а также в других областях, в частности - в социальной психологии. Сегодня Миннесотский личностный опросник является одним из самых надёжных и общепризнанных тестов, и - в этом исследователи видят его большое достоинство - продолжает совершенствоваться и дорабатываться с помощью многочисленных дополнительных шкал.

В СССР тест MMPI впервые был переведён на русский язык в 1965-1967 годах. Работы по переводу и адаптации теста к отечественным реалиям шли параллельно в Москве и Ленинграде. Москвичи пошли по линии устранения трудно переводимых вопросов, которые работали в основном на дополнительные шкалы теста, и стремились приспособить тест в основном для клинической диагностики. Что, конечно же, сказалось на эффективности диагностики с помощью MMPI в целом.

Ленинградцы пошли по иному пути: они пытались адаптировать полный вариант опросника, для чего сделали ряд последовательно улучшающихся вариантов перевода. И в этом виде результаты, полученные с помощью «ленинградского варианта» MMPI на дополнительных шкалах, вполне можно было сравнивать с американскими данными.

«Первоначально существовала страшная оппозиция применению теста, - пишет Валентина Чеснокова. - Его поносили за буржуазный, математизированный, формальный подход к личности, недопустимый в социалистическом обществе. Эта тенденция сохранилась ещё с 30-х годов, когда громили тестовые методики, созданные для профессионального отбора. Однако в настоящее время эта оппозиция сильно смягчилась, научное общественное мнение в целом примирилось с фактом существования тестов, хотя наши классические психологи и психиатры до сих пор крайне болезненно реагируют на всё, связанное с тестами. Зато в научных кругах существует большое любопытство к ним, и тесты сейчас распространяются с огромной быстротой. Правда, выработаны типичные способы маскировки. Тесты везде называются "клиническими" (хотя используются большей частью именно как личностные»)...».

Валентина Фёдоровна ЧесноковаВалентина Чеснокова

Эти строки Валентина Чеснокова писала в начале 1980-х годов. Необходимо сказать несколько слов об этом учёном. Валентина Фёдоровна Чеснокова (Ксения Касьянова, как уже было сказано, её псевдоним) родилась 28 июня 1934 года в Томске, в семье профессионального военного. Окончила Ленинградский университет, а затем - аспирантуру по специальности «История СССР». Работала в самых разных уголках Советского Союза - в Нарьян-Маре, на Дальнем Востоке, в Новосибирске, в Москве.

Её жизнь складывалась непросто - тяжёлая болезнь с юности, трудный путь в науке. В возрасте 31 года, работая старшим преподавателем во Владивостокском отделении МИНХ им. Плеханова, уже готовясь к защите диссертации, она совершила поступок, поставивший крест на успешной научной карьере - заказала панихиду по умершей матери, за что была уволена с работы по идеологической статье. Ей пришлось работать посудомойщицей, старшим техником и по прошествии двух с небольшим лет, в 1967 году, она смогла вернуться к научной деятельности в Новосибирском Институте экономики и организации промышленного производства (ИЭ и ОПП) Сибирского отделения Академии наук СССР, куда её приняла Т.И. Заславская. Именно здесь началось знакомство Валентины Фёдоровны с социологией.

Она занималась переводами Т. Парсонса, Ч. Кули, Б. Малиновского, Ф. Знанецкого, что было тогда делом первостепенной важности для только зарождавшейся советской социологии. В 1973 году она переезжает в Москву, четырьмя годами позже становится старшим научным сотрудником НИИ культуры, где и проработала до выхода на пенсию в 1990 году.

Поскольку сфера её научных интересов - русская культура, русский национальный характер - была неприемлема для официальной советской социологии, В.Ф. Чеснокова с самого начала была обречена писать и работать в стол. Но тема была настолько захватывающе интересной, что её это нисколько не останавливало. Никто до неё не только в Советском Союзе, но и в мировой науке не занимался исследованием русского национального характера с социологической точки зрения. Она - первооткрыватель, первопроходец. Она первая начала научную разработку неуловимой, смутной, уже изрядно затёртой темы «загадочности» русской души, русской культуры на основе новых методологических подходов.

Валентина Чеснокова ввела в оборот понятие «социального архетипа», на основе анализа тестов MMPI (Миннесотский многофакторный личностный опросник) выявила определённую модель поведения, обусловленную устойчивыми личностными качествами, свойственную русской этнической культуре и на этой основе реконструировала ценностную систему, социальные нормы и санкции, которые являются определяющими для русской культуры.

Кто мы такие, чем отличаемся от других, в чём наша сила, в чём наша слабость? Это те вопросы, на которые можно было найти ответы в её главной книге - «О русском национальном характере».

Книга была закончена в 1982 году, некоторое время ходила в самиздате, а в 1994 году впервые была официально издана в России в издательстве Института национальной модели экономики. Второе издание, дополненное и расширенное рядом публицистических работ, вышло, как уже было сказано, в 2003 году. Примечательно, что в обоих изданиях книги «О русском национальном характере» Чеснокова практически ничего не меняла в основном тексте, написанном, как уже было сказано, в начале 1980-х годов. Небольшие дополнения, сделанные Валентиной Фёдоровной в своей книге, носили не принципиальный характер.

В своей работе в области этнопсихологии Валентина Чеснокова,  используя Миннесотский многофакторный личностный опросник, сопоставляла графики, построенные на основании опросов американского и советского населения, и интерпретировала расхождения «средних» показателей.

В последние годы работала с фондом «Общественное мнение» и Институтом национальной модели экономики. Автор книг «Тесным путём: процесс воцерковления населения России в конце XX века», «О русском национальном характере», «Язык социологии». Также работала в центре содействия реформе уголовного правосудия Валерия Абрамкина.

Скончалась в Москве 27 июня 2010 года накануне своего 76-летия.

Людмила СобчикЛюдмила Собчик

В своей работе Валентина Чеснокова также использовала данные, полученные в начале 1970-х годов Людмилой Собчик (Людмила Николаевна Собчик - доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник ГНСПСС им. Сербского, главный научный руководитель Института прикладной психологии, член-корреспондент Международной Академии информатизации при ООН; научный редактор «Московского психологического журнала»). Л.Н. Собчик ввела в научный оборот данные, полученные ею в СССР на базе тестирования советских лётчиков, которые были изложены, в частности, в сборнике «Пособие по применению MMPI», вышедшем в Москве в 1975 году.

Не будем углубляться в детализацию того, как именно работает тест MMPI, его дополнительные шкалы  и прочее. Во-первых, об этом лучше могут рассказать профессионалы, во-вторых - все желающие могут обратиться к печатным и интернет-источникам. И, наконец, в-третьих, нас в первую очередь интересует то, какие же особенности «русского национального характера» были выявлены с помощью Миннесотского многофакторного личностного опросника.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР: ВЫВОДЫ ГЮСТАВА ЛЕБОНА

Основу ментальности той или иной нации, как уже было сказано ранее, составляет социальный архетип, или - характер народа. Национальный характер - это устойчивый, повторяющийся набор черт личности, свойственный представителям каждого определённого этноса.

Об этом подробно писал ещё в конце XIX века французский психолог, социолог, антрополог, историк, основатель социальной психологии Гюстав Лебон (Gustave Le Bon; 1841-1931). В своих книгах «Законы психологической эволюции народов» («Les lois psychologiques de l'evolution des peuples», 1894) и «Психология толпы» («La psychologie des foules», 1895) он, пожалуй, одним из первых чётко зафиксировал то, что ещё и сегодня представляется для многих далеко не очевидным фактом. А именно: характер народа (или же - его психический склад) меняется крайне медленно.

Необходимо заметить, что два этих фундаментальных труда Лебона в своё время внимательно изучали Ленин, Гитлер, Муссолини, Сталин, а многие  заложенные в них принципы и выводы уже не первое десятилетие с успехом используются в рекламных и политических технологиях. К каким же выводам пришёл знаменитый французский учёный?

Характер власти, форма правления, государственные и общественные институты, законы и уложения, искусство и науки - даже в течение жизни одного  поколения народа всё это может быть изменено очень быстро, резко и кардинально. Но - и это кажется на первый взгляд парадоксальным! - внешние изменения являются проявлением всё того же постоянного национального характера, который меняется несопоставимо медленнее внешне видимых «модернизаций». Чтобы понять, насколько был прав Лебон в своих выводах, приведём несколько цитат из его книги.

Гюстав ЛебонГюстав Лебон

О причинах того, что именно характер является определяющим фактором в психологической эволюции народов, Лебон пишет следующее: «Исследуя один за другим различные факторы, способные действовать на психический склад народов, мы можем всегда констатировать, что они действуют на побочные и непостоянные стороны характера, но нисколько не задевают его основных черт, или задевают их лишь путём очень медленных наследственных накоплений [...].

Характер образуется сочетанием в различной пропорции различных элементов, которые психологи обозначают ныне именем чувств. Из тех, которые играют наиболее важную роль, следует главным образом отметить: настойчивость, энергию, способность владеть собой - способности, проистекающие из воли. Мы упомянем также среди основных элементов характера нравственность, хотя она - синтез довольно сложных чувств.

Это последнее слово мы берём в смысле наследственного уважения к правилам, на которых покоится существование общества. Иметь нравственность для народа - значит, иметь известные твёрдые правила поведения и не отступать от них [...]. Дочь характера, но ничуть не ума, она может считаться прочно установленной только тогда, когда стала наследственной и, следовательно, бессознательной [...].

Умственные качества могут легко изменяться под влиянием воспитания; качества характера почти совершенно ускользают от его действия [...]. Открытия ума передаются легко от одного народа к другому. Качества характера не могут передаваться [...]. Преимущества или недостатки характера составляют исключительное достояние каждого народа. Это - неизменный утёс, в который волна должна биться изо дня в день в течение веков, чтобы обточить только его контуры [...].

Характер народа, но не его ум определяет его развитие в истории [...]. Влияние характера - самый могущественный фактор в жизни народов, между тем как влияние ума в действительно очень слабо [...]. Чрезвычайная слабость работ профессиональных психологов и их ничтожный практический интерес зависят главным образом от того, что они посвящают себя исключительно изучению ума и оставляют почти совершенно в стороне изучение характера».

Гюстав Лебон

Проводя сравнительный анализ народов, населяющих страны Южной Америки и США, Гюстав Лебон задавался очевидным вопросом: почему происходит так, что, имея, в принципе, более чем схожие природные условия для жизни и деятельности, народы в этих странах живут столь различно? Ответ, по мнению Лебона, как раз и кроется в особенностях национального характера англосаксов: «Имеют ли англичане во главе себя монарха, как в Англии, или президента, как в Соединённых Штатах, их образ правления будет всегда иметь те же основные черты: деятельность государства будет доведена до минимума, деятельность же частных лиц - до максимума, что составляет полную противоположность латинскому идеалу. Порты, каналы, железные дороги, учебные заведения будут всегда создаваться и поддерживаться личной инициативой, но - никогда не инициативой государства.

Ни революции, ни конституции, ни деспоты не могут давать какому-нибудь народу тех качеств характера, какими он не обладает, или отнять у него имеющиеся качества, из которых проистекают его учреждения. Не раз повторялась та мысль, что каждый народ имеет ту форму правления, которую он заслуживает. Трудно допустить, чтобы он мог иметь другую».

(продолжение следует)

Tags: Русские, национальная психология, национальный характер, этнопсихология
Subscribe
promo banguerski_alex апрель 11, 2018 15:00 Leave a comment
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment