Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Category:

В Париже все спокойно. Пока...

В ПАРИЖЕ ПОКА СПОКОЙНО.

НО ПРИГОРОДЫ ОПЯТЬ БУРЛЯТ


Какую новость, какое событие ни возьми – всё так или иначе связано с одной из главнейших проблем сегодняшней Франции, как, впрочем, и Европы в целом – с проблемой мигрантов.

Вот, например, одной из самых горячих тем во французских СМИ в последние дни стали взаимоотношения с Турцией – из-за полемики вокруг одобренного на прошлой неделе Национальным Собранием законопроекта, предусматривающего наказание для тех, кто отрицает факт геноцида армян в Турции в 1915 году. Казалось бы, дела давно минувших дней, из-за чего копья ломать? Тем более, что в 2001 году Франция одной из первых в мире официально признала, что этот геноцид имел место, приняв, после нескольких лет дебатов, специальный закон. А теперь речь идет лишь о дополнении к этому закону, которое будет еще рассматриваться Сенатом...

Однако, решение нижней палаты французского парламента вызвало весьма болезненную реакцию в Турции. Надо полагать, французские парламентарии прекрасно отдавали себе отчет в том, что своим законопроектом они рисковали спровоцировать резкое похолодание между Анкарой и Парижем. Не исключены и серьезные экономические потери, о которых предупреждала министр внешней торговли Кристин Лагард. Почему же депутаты правого большинства и левой оппозиции проявили в этом вопросе редкое единодушие?

Причин две. Одна из них – полмиллиона французских граждан армянского происхождения. Все они – дети и внуки беженцев. Для каждого из них то, что происходило без малого век назад – не просто исторические события, а часть истории семьи. Понятно, что политики учитывают это.

Вторая причина – стремление Турции вступить в ЕС. Если это произойдет, лавина мигрантов из этой страны может захлестнуть Европу. Что такое турецкие гастарбайтеры, хорошо знают немцы. Но одно дело, когда перед вами – приехавшие на заработки иностранцы, и совсем другое – равные с вами в правах граждане Европейского Союза!

Было бы упрощением утверждать, что депутаты Национального Собрания просто боятся нашествия турок. Или просто заискивают перед армянским лобби. Но несомненно, что наличие в стране хорошо интегрировавшейся и влиятельной армянской общины сыграло свою роль. И столь же несомненна угроза появления еще более влиятельной, но отнюдь не стремящейся интегрироваться общины турецкой. Ведь есть уже опыт – как немецкий, так и свой, французский. Правда, турок пока во Франции сравнительно немного, но есть другие этнические « группы риска ». Достаточно вспомнить события, происходившие ровно год тому назад.


Уроки парижских окраин


Все началось с того, что 27 октября 2005 года трое юношей в городе Клиши-су-Буа под Парижем, убегая от полиции, перелезли через ограду трансформаторной станции и попытались там спрятаться. Двоих – 17-летнего Зияда Бенна и 15-летнего Буна Траоре – убило током на месте. Третий, Мухиттин Алтун (ему был 21 год) в тяжелом состоянии попал в больницу. В ту же ночь несколько десятков молодых людей вышли на улицы города, подожгли 23 автомобиля, нападали на полицейских, пожарных, других представителей власти.

На следующий день министр внутренних дел Франции Николя Саркози заявил, что полиция « физически не преследовала » погибших. Трудно понять, что он имел в виду. Во всяком случае, в СМИ появились сообщения, что, по свидетельству очевидцев, один из полицейских сказал другому: « Далеко не уйдут »...

На следующую ночь в Клиши-су-Буа горело уже 29 машин, а на улицы вышло уже около 400 человек. Кто-то выстрелил в фургон с полицией. Днем 500 человек в молчании прошли по городу, отдавая дань памяти погибших подростков. Окружной прокурор сообщил, что, судя по показаниям оставшегося в живых, парни бросились бежать, увидев, что происходит проверка документов, и « думали, что их преследуют ».

Любому, кто знает условия жизни в « неблагополучных » пригородах Парижа, нетрудно догадаться, почему эти парни убегали, даже если преследования и не было. И почему случайная гибель этих ребят стала детонатором социального взрыва, хотя всем ясно, что в их смерти полицейские не виноваты. Причин много, но если попытаться выразить их суть, то это – именно « неблагополучие » очень многих районов. Тех самых, которые в свое время называли « красным поясом » Парижа.

Бывшие рабочие пригороды, застроенные одинаковыми железобетонными коробками для бедных. Здесь многие улицы до сих пор носят названия, сохранившиеся с той поры, когда в мэриях сидели коммунисты с социалистами: рю Максим-Горький, авеню Сталинград, бульвар Гагарин, аллея Космонавтов... одних только улиц и площадей Ленина я насчитал в подпарижье 23 штуки! Сейчас некоторые из этих районов превратились в рассадники преступности. Воровство, хулиганство, наркотики, бессмысленный вандализм и тому подобное.

Плюс этнический фактор. Туристы, впервые приезжая в Париж, всегда удивляются: откуда так много негров и арабов? А чему удивляться, если вспомнить, что из бывших французских колоний (Тунис, Алжир, Марокко, Черная Африка) в метрополию ехали и едут в поисках лучшей жизни. Пока Франции были нужны дешевые рабочие руки, все было в порядке. Но теперь, когда выросли дети и внуки приехавших, работы на всех не хватает.

Между прочим, один из погибших парней – тунисского происхождения, другой – из Мали. Выживший – турок. Может быть, документы у них были в полном порядке. Но они знали: с полицией лучше не связываться. Дело не в национальности и не в цвете кожи – черных много и среди полицейских. Просто жители этих пригородов, даже белые – автоматически попадают под подозрение. Ну что поделаешь - « неблагополучные » они. С таким адресом, как у них, труднее получить работу. Да и не очень-то они ее ищут, честно говоря. Если человек никогда нигде постоянно не работал, никакой профессии не имеет, а чаще всего и школу-то не окончил, - какие у него шансы? Почти нулевые.

 

Особенности менталитета


А если совсем откровенно – то многие и не особенно стремятся работать. Потому что не умеют. Потому что привыкли бездельничать, перебиваться случайными заработками, мелким воровством или перепродажей краденного. Ясно, что полицейский для них – враг. И государство – враг. И министр Саркози – враг. В одном из своих выступлений, еще до начала этих событий, Саркози сказал, что будет беспощадно бороться со « сбродом ». Многих это задело, а политические противники министра внутренних дел и наиболее вероятного кандидата в президенты тут же поставили ему в вину пренебрежительное отношение к социальным низам и иммигрантам. Хотя он имел в виду именно шпану, мелких хулиганов.

Вот шпана и стала в отместку поджигать машины и задирать любых представителей государственных структур – вплоть до водителей автобусов. Беспорядки расползались все шире. Участились случаи обстрела полицейских. Полиция, конечно, не бездействовала: было задержано около 3 тысяч человек, из них 600 зачинщиков заключили под стражу. В пригороды столицы направили дополнительно 2.300 полицейских и жандармов.

Несмотря на все усилия полиции, количество актов вандализма нарастало с каждым днем. Вернее, с каждой ночью. Поэтому с 8 ноября в 25 департаментах из ста пришлось ввести чрезвычайное положение и комендантский час – впервые за всю историю послевоенной Франции. Но понадобилось еще 10 дней, чтобы ситуация нормализовалась. За три недели волнений бунтующая молодежь подожгла более девяти тысяч автомобилей. Общий ущерб только по оценкам страховых компаний составил около 200 миллионов евро.

Представители власти утверждали, что происходящие беспорядки не были стихийными. Действовали, мол, некие « организованные банды ». Нашли даже мастерскую для изготовления бутылок с зажигательной смесью. Однако, за год, прошедший после « бунта окраин », никаких тайных организаторов так и не нашли. И это – самое страшное. Значит, в любой момент волнения могут вспыхнуть вновь.

Как это происходило, мне рассказали непосредственные участники прошлогодних событий: « Каждый вечер мы смотрели по ящику, что было прошлой ночью. А потом шли на дело. Это как футбольный матч. Если в Сен-Дени сожгли 15 тачек, мы старались сжечь больше ». Вот и вся организация. Те же самые молодые люди говорят, что как раз местные криминальные авторитеты, главари преступных группировок, вовсе не заинтересованы в том, чтобы волнения возобновились. Ведь это означало бы новые массовые рейды полиции, жесткий контроль всех подозрительных лиц – им это ни к чему.

Почти год в Париже и пригородах было довольно тихо - благодаря совместным усилиям МВД и местных авторитетов. Отнюдь не только криминальных – очень серьезно и самоотверженно работали в « трудных кварталах » общественные организации и просто пользующиеся уважением люди, в том числе, конечно, служители культа. Но в преддверии годовщины своих « подвигов » хулиганы резко активизировались. Теперь они применяют новую тактику: с помощью ложных вызовов заманивают полицейские патрули в засаду и нападают на них с огромным численным перевесом – по 50-60, а то и по сотне человек.


Александр БАНГЕРСКИЙ,

Париж.

(Московские Новости, 20 октября 2006 г.)


Tags: МН, Франция, из моего, из напечатанного
Subscribe

  • Путину пора брать власть

    Путину пора брать власть Время решать и решаться. Сейчас или никогда. Исключительно удобный момент. Уникальная возможность сделать без помех всё,…

  • Адский коктейль

    Боюсь, что в России всё будет даже хуже, чем в Италии. Мы ведь по ментальности очень схожи. Причем русский похуизм надо ещё помножить на советское…

  • Экспромт

    Сегодня наткнулся на объявление о вакансии. Чтобы постулировать свою кандидатуру, надо было ответить на ряд вопросов, в том числе - на такой:…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments