Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

Мышка из преисподней. Филолог и психолог о тайном смысле русских сказок - 2

(окончание)

«Теремок»

Евгения Ситкина:

«В сказке “Теремок” происходит познание мира внешнего и внутреннего (все гости теремка приходят извне и, представившись, попадают внутрь). Разделение мира на внешний и внутренний свойственно детям, начиная с трехлетнего возраста, они уже отделяют себя от взрослых, выделяют свойственные им желания, начинается процесс выстраивания границ. Подобно тому, как дети, ставя кубик на кубик, испытывают, когда же конструкция рухнет, они испытывают своими действиями родителя на предмет того, что можно и что действительно нельзя».

В сказке «Теремок» символически происходит испытание границ домика, в определенный момент он не выдерживает и ломается, у всего есть предел…

«Несколько позже взрослые будут давать ребёнку на примере этой сказки уроки дружбы, важности коллективных дел, но какие еще смыслы, помимо законов границ, ребёнок вынесет из опыта сказочных героев, зависит от его собственного жизненного опыта и примера близких взрослых».

Галина Вардугина:

«В духовной жизни первобытного общества, где главным источником существования служила охота, тотемистические представления занимали большое место. Охотничьи рассказы, наблюдения за повадками животных, их взаимоотношения с человеком, а также рассказы, возникшие из реальных событий с участием животных, со временем превратились в легенды, где животные были антропоморфны, то есть похожи на людей, носили одежду дома, умели разговаривать. Затем эти легенды стали сказками, произведениями словесного искусства. Сказки о животных — органический синтез верований, связанных с животными, бытовых рассказов, мифов и легенд.

Сказки, в которых основными персонажами являются домашние животные, в большинстве своём относятся к более позднему периоду.

«Теремок» относится к числу кумулятивных, то есть действие многократно повторяется. Очевидно, в ранних вариантах содержало в себе идею добрососедства, «в тесноте, да не в обиде». Сказка строится на гиперболе вместимости внутреннего пространства теремка. «Теремок», в котором медведь-пригнётыш разрушил домик, учит очень важному — всему и во всём должна быть мера.

Существует несколько версий сказки, где изменяется число персонажей и конец: например — медведь раздавил домик, и звери разбежались, или строят все зверушки вместе новый дом, лучше прежнего.

«Волк и семеро козлят»

Евгения Ситкина:

«Тему опасности, границ, запретов поднимает эта сказка. Психика человека содержит инстинкты самосохранения и сохранения своего потомства, в соответствии с которыми происходит деление окружающих людей на “своих” и “чужих”. В период, когда ребенок начинает отделять себя от близких, искать автономности и самостоятельности, возникает проблема определения границ допустимого-недопустимого. Сказка показывает опасность, которую дети не всегда могут самостоятельно распознать, обосновывает необходимость следовать запретам и ограничениям родителей. Несколько позже, вырастая, ребенок поставит это правило под сомнение и расширит свои границы, но это уже истории более “взрослых” сказок».

Галина Вардугина:

«Волк и семеро козлят» — сказка братьев Гримм, опубликованная в составе цикла сказок в 1812—1815 году. Она получила распространение в России в XIX веке, вошла в устное народное творчество и с некоторыми изменениями в сюжете получила статус «русской народной сказки».

В сказках о животных встречаются такие архаические мотивы, как заманивание волка в западню и убийство. Это древние сюжеты, отразившие охотничьи приёмы. С другой стороны, здесь древнейший мотив об оборотничестве волка (волкодлака, вервольфа) постепенно заменяется мотивом переодевания с целью проникнуть на запретную территорию. Очевидно, еще более поздним является мотив победы материнского начала, более слабой козы над грубой силой волка.

Из этой истории дети веками узнавали о жизненно важных законах поведения: послушании, недоверии к незнакомцам.

«Морозко»

Евгения Ситкина:

«С пяти лет у ребенка активно продолжает развиваться и усиливаться интерес к своему полу, происходит выбор моделей “мужского” и “женского” поведения. Тут на помощь приходят так называемые “мужские” и “женские” сказки, где разворачивается приключение, путешествие, испытание для мальчика или девочки».

Причем для детей независимо от пола важны сказки и «мужские», и «женские», поскольку они формируют и модели собственного поведения как представителя определенного пола, и ожидания от представителей пола противоположного.

«В “женских” сказках для девочки наступает момент испытания, которое исходит от матери, чаще от мачехи. В символической форме эти сказки показывают модель семейных ролей в переходные периоды жизни и становления девочки, девушки. Мать любящая и принимающая в определенный момент уходит на второй план, ее место занимает мачеха (символически — это та же мать, но в определенный период времени начинающая отделять ребёнка от себя, готовить к исполнению взрослой роли). Так, в сказке “Морозко” Настенька, несмотря на суровые испытания с подачи мачехи, в итоге обрела богатство и жениха. А от Марфушки, родной дочки, к которой не предъявлялись никакие требования, остались только косточки».

Галина Вардугина:

«Эта сказка уникальна объединением в ней древних мифологических мотивов, обрядов инициации и поздних социальных конфликтов. Суровое божество зимы (не путать с добрым Дедом Морозом), Мороз (Студенец, Трескун, Морозко) — дух холода, широко распространенный в восточнославянском фольклоре. Встречая человека, Мороз может его заморозить насмерть или, напротив, щедро одарить: это зависит от телесной и духовной стойкости человека. Возможность награждения наделяет Морозко сказочной функцией дарителя-помощника,который мог в минуты превратить живого человека в ледяную статую. Морозко милует обездоленную невинно гонимую падчерицу и сурово наказывает ленивую и грубую родную дочь. Волшебные силы встают на защиту угнетенного, помогают ему и устанавливают уходящую из жизни справедливость.

Кроме того, здесь еще присутствует обряд инициации: падчерица проходит все испытания и не ропщет, на вопрос «Тепло ли тебе, девица?», отвечает: «Тепло, Морозушка». Пройдя ритуальную смерть, она получает награду: приданое и жениха.

«Иван царевич и серый волк»

Евгения Ситкина:

«Это — “мужская” сказка, герой получает наставление, задачу, напутствие от более зрелого мужского персонажа. Обычно, отправляясь в путь, он не имеет достаточного опыта и знаний, но, следуя наставлению, проходя последовательно испытания, встречая помощников на своем пути, достигает результата. Путь героя, начинающийся с отчего дома отделением от родителей, от привычного уклада, ставит перед ним вопросы выбора, преподносит испытания и помощников. Его всегда ждут борьба и победа, возвращение домой».

Путь героя «мужских» сказок — это инициация важных качеств, поиск и обретение себя.

«Психологический смысл их состоит не в том, что в самой безнадежной ситуации чудеса случаются, а больше в том, что у каждого есть внутренний ресурс, свойство или качество, опираясь на которое, вовремя обратив внимание на которое, можно выйти из ситуации; либо в том, что в жизни есть не только хорошо знакомые и привычные варианты решения проблем, но и те, на которые мы не обращаем внимания, но которым вполне способны обучиться. Именно подобные сказки экранизируют в последние годы».

Галина Вардугина:

«Часто животные-тотемы являются чудесными помощниками героя. Волк советует герою, что делать, оборачивается конем и девушкой. Не случайно победителем оказывается именно младший сын. Новый конфликт напластовался на древний, мифологический. Героем стал младший брат. Появилась новая группа его противников, также реальных: старшие братья, старшие сестры, мачеха. С помощью волшебных сил сказка стала наделять своего героя богатством и счастьем, а его гонителей наказывает сама жизнь».

«Садко»

Евгения Ситкина:

«Произведение — “мужское”. Здесь также описаны внешние помощники (Чернявушка), задача которых — показать герою его сильные и слабые стороны, понять значимость выбранного пути и ответственность за свои действия, освоить законы гармоничных взаимоотношений — созидание, обмен, поддержка. Современная экранизация старых сказок на новый лад показывает интерес общества именно к так называемым “мужским” сказкам (“Три богатыря”, “Иван царевич и серый волк”, “Садко” и т. д.). Это может свидетельствовать о значимости на данном этапе “мужских” стратегий поведения, необходимости преобразования имеющегося порядка вещей».

Галина Вардугина:

«В былине затейливо переплетаются древнейшие мифологические представления и более поздняя христианская религия. Былина о Садко — одна из редких и исключительных в русском эпосе, в ней еще сохранена традиция брака с существом из иного, нечеловеческого мира.

С другой стороны, произведение отражает жизнь купеческого Новогорода. Изображение в былине о Садко купеческих пиров включает острые социально-бытовые характеристики.

Былина разрабатывает тему чудесного избавления от нищеты, конфликта бедного гусляра и купцов.

Конфликт разрешается благополучно для Садко до тех пор, пока он борется с отдельными купцами. Как только герой теряет сознание своей связи с коллективом и приходит к противопоставлению себя всему городу, он проигрывает. Поражение того, кто противопоставляет себя общности людей, неизбежно — такова идея, утверждаемая былиной и определяющая развитие сюжета.

https://news.mail.ru/society/33612607/

Tags: Русские, национальная психология, национальный характер, сказки, фольклор
Subscribe
promo banguerski_alex august 2, 22:37 2
Buy for 100 tokens
Ровно четыре недели я размещал в сообществе agro_ru новости сельского хозяйства и пищепрома. Зачем? Объяснение - в письме, которое я послал учредителю и главному редактору одного информационного агентства, специализирующегося на этой тематике: Уважаемый (Имя Отчество) ! Поскольку…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments