Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

А.Чадаев, Пасхальное размышление

Алексей Чадаев

Пасхальное размышление.

Провинциальный римский чиновник средней руки Пилат не случайно попал в христианский символ веры, единственный из всех когда-либо живших людей, кроме девы Марии, поименованный там именем собственным. Он сделал поистине невероятную художественную акцию, повесив над столбом с казнённым бродячим проповедником табличку «Царь Иудейский». Трудно придумать что-либо сопоставимое по силе публичного высказывания.

Сюжет еврейской пасхи - это исход: не просто из Египта, но в первую и главную очередь из-под власти фараона. Формула «раб Божий» сейчас читается иначе, чем тогда: в эпоху Моисея, когда каждому было понятно, что у любого раба может быть только один господин, она означала буквально: тот, у кого нет господ на земле. То есть - абсолютную, невероятную для древнего мира свободу. Раб божий - значит отныне не раб никакого из земных «фараонов». Заповедь «не сотвори кумира» - следующий шаг в том же направлении: запрет на символическое рабство по отношению к любому фетишу, культовому божеству (которое, в общем, глазами той культуры тот же «фараон», только каменный»). В этом - «теология освобождения» книги Исхода.

Из этой перспективы становится более понятным диалог последнего из судей Израилевых (наследников Моисея), Самуила, с вождями племён, по поводу их требования «дай нам царя». Самуил как мог пытался им объяснить, что, принимая царя, они как бы возвращаются назад в Египет, предают Моисея и всё, за что он боролся. Саул, первый из царей, действительно оказался «обычным», но вот сменивший его Давид - уже нет: он стал одновременно царём и пророком, царем и священником, и не случайно евангелисты-евреи (Марк, Иоанн и особенно Матфей) так настаивают на формуле «Сын Давидов» в отношении Христа.

Сам Иисус, за всё время своей проповеди постоянно сталкивавшийся с желанием паствы превратить его популярность пророка в политическую власть и всячески этого избегавший (в том числе буквально физически сбегая от зовущих его на царство толп) в конце концов сказал известное «царство Моё не от мира сего». Этого ни тогда, ни даже сейчас до конца не понял никто - сравните с жившим на семь веков позже Магометом, который под конец жизни получил в придачу к духовной и политическую власть. А ведь сказанное Иисусом - прямой контрапункт к формуле «раб Божий»: «Царь Небесный». То есть тот, кто в земной жизни может умереть на кресте казнённым уголовником, но не переставая от этого быть Царём.

Политический смысл этой формулы для всей последующей истории христианского мира - в том, что никакая и ничья земная власть не может быть абсолютной, «фараонской» в древнем смысле. Это то, чего не понимали европейские монархи от Генриха VIII до нашего Петра I: в христианской картине мира претензия светского правителя быть ещё и духовным главой церкви никогда не срабатывает, и приводит лишь к деградации веры по её главному основанию. Удивительным образом у арабов случилось наоборот: халифат (особенно аббасидский) стал способом отделить светскую власть от духовной, и когда уже турецкие султаны снова попытались объединить её на одном престоле, это опять-таки ни к чему не привело, кроме оскудения веры. Собственно, это наилучший исторический довод в пользу того, что все три авраамические религии - это, в сущности, вариации на одну и ту же главную тему: отношений смертного человека с Единым Богом, где любая земная власть - это «третий лишний».

Ислам признаёт в Иисусе пророка - но, разумеется, отбрасывает как нечто лишнее всю тему Богочеловечества. Её не было и не могло быть и у евреев; это сугубо греческая заморочь, наследие поколений философов, движимых темой Логоса. Более того; у римлян она тоже толком не зашла - их Иисус куда ближе к арианскому «подобосущию», чем к никейскому «омоусиус». На латыни объяснить и понять её так же трудно, как и на любом из семитских языков. Поэтому «западный» Христос в итоге стал заурядным протестантским хиппи, just a stranger in the bus в драных джинсах; опять-таки не-царём ни в каком из миров.

Но если так, тогда перестаёт быть понятным, как же он мог победить Смерть.

Греческий ключ - самый важный: только в их культуре герой - всегда сын бога и человека, наделённый божественными дарами, но обречённый на гибель. Сюжет Христа переворачивает этот греческий канон - именно в этом секрет триумфа христианства в мире эллинской культуры, неубиваемый сценарий обращения в эту странноватую еврейскую веру коллективного «Дионисия Ареопагита». В этом же - замысел Юстиниана, одновременно построившего храм Софии и уничтожившего тысячелетнюю платоновскую Академию.

И тем не менее эту попытку тоже надлежит признать провалившейся. Софии больше нет. А философия - есть. Именно как единственно возможный путь в то самое «царство», которое принципиально «не от мира сего».

https://www.facebook.com/alexey.chadayev/posts/2765940683435063



Tags: Пасха, Чадаев, религия, христианство
Subscribe

  • Зафрендил bigdrum

    bigdrum - я узнал о его существовании благодаря его отклику на мою старую (годичной давности) запись "Письменное народное творчество".…

  • Зафрендил clear_text

    clear_text - блог Дениса Драгунского: " пишу открытым текстом. только не о политике" Хорошие рассказы с неожиданными концовками.

  • Зафрендил belenky

    belenky - Марья́н Дави́дович Бе́ленький (род. 29 июня 1950, Киев) — украинский, российский и израильский литератор, переводчик, журналист,…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment