Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

Сеголен - означает "Победа"

СЕГОЛЕН – ОЗНАЧАЕТ « ПОБЕДА »

Впервые женщина имеет реальные шансы стать президентом Франции

« Загадка Руаяль », « Шок Сеголен », « Она свела всех с ума », « Неудержимое восхождение », феномен, казус, мыльный пузырь... В зависимости от политических симпатий автора и издания тон варьируется от восхищения до недоумения и досады. Когда в сентябре прошлого года Сеголен Руаяль объявила о своем намерении бороться за президентское кресло, не только в лагере правых, но и в собственной Социалистической партии многие не скрывали иронии. « А кто будет сидеть с детьми? » - отпустил ехидную реплику один из высших партийных функционеров.

Ее муж, Франсуа Олланд - первый секретарь Соцпартии. Детей у них четверо. Но дело, конечно, не в детях, трое из которых уже окончили школу. Дело в том, что Сеголен Руаяль своим решением перешла дорогу как минимум пяти партийным лидерам, в том числе и собственному мужу. Что неудивительно: она всегда настолько дорожила свободой и независимостью, что даже не согласилась официально зарегистрировать свой фактический брак с ним, хотя они живут вместе уже больше четверти века.

Политики и политологи сначала просто не принимали ее всерьез. Один из асов французской журналистики, Ален Дюамель, в конце прошлого года в своей книге « Претенденты 2007 », содержащей 15 портретов возможных кандидатов на пост президента страны, даже не упомянул Сеголен Руаяль. Чтобы оправдать свою слепоту, он, как и многие другие аналитики, пишет теперь, что она « проявила не только виртуозное умение продвигать свой имидж, но и искусство владения моментом, тактическую интуицию и настоящее стратегическое чутье, которого практически никто за ней до сих пор не знал ».

Лукавство тех, кто говорит сейчас о феномене и даже « чуде Руаяль » - в том, что это чудо было совсем нетрудно предвидеть. Достаточно было посмотреть ежемесячные котировки популярности политических деятелей. Сеголен (между прочим, единственная из французских политиков, кого называют просто по имени) уже давно лидирует в результатах опросов общественного мнения. Снобы долго твердили: « Это ненадолго! ». И ошиблись. Она с честью выдержала и испытание временем – за год с лишним ее популярность только возросла, - и тяжелейший марафон из шести публичных дебатов со своими конкурентами из  Соцпартии. Ее противниками были опытнейшие политики Доминик Строс-Кан и Лоран Фабиюс.

Итоги этого марафона подвели рядовые члены партии. Продемонстрировав исключительно высокий уровень явки (82% от 220 тысяч), они в первом же туре отдали Сеголен Руаяль более 60% голосов. Таким образом 16 ноября 2006 года впервые в истории Франции женщина получила реальный шанс стать президентом страны.

Успех этот объясняется просто: если верить опросам, она не просто имеет наибольшие шансы на победу над кандидатом от правых, а является единственной, кто вообще имеет такие шансы. Труднее понять, почему это так. И противники, и критики из собственного лагеря утверждают, что причина популярности – в демагогии и популизме. Мол, вместо конкретных ответов Руаяль предпочитает отделываться общими словами: посоветуемся с народом, будем искать решение вместе, сделаем так, как решат французы... Или, наоборот, выступает с шокирующими радикальными инициативами, опять-таки с популистским душком: например, ввести « народные жюри », состоящие из граждан, выбранных по жребию, которые будут контролировать работу политиков. Или создать военизированные колонии для малолетних преступников...

Но если все так просто, кто же мешал конкурентам Руаяль использовать те же приемы? Представляется, что ближе к истине ее сторонники. Они считают, что секрет ее успеха – в действительно новом подходе к политике. Она всячески дистанцируется от аппаратчиков, от профессиональных политиков, надоевших народу. Она действительно стремится прислушиваться к нуждам простых людей. Как женщина и мать она хорошо понимает проблемы обыденной жизни. В отличие от мужчин, она не боится потерять лицо, признаваясь, что не имеет готового ответа на все вопросы, что для сложных проблем не бывает простых решений. Говорит просто и ясно, что выгодно отличает ее от  парламентских болтунов. Но обладает даром убеждения, может без бумажки говорить 45 минут, и все – по делу.

Наконец, она обладает харизмой. Недаром ее называют « Мадонной ». Держится с достоинством, вполне оправдывая свою фамилию Руаяль, что значит « королевский ». Заметим попутно, что имя Сеголен, весьма редкое во Франции, происходит от германских корней, означающих « сладостная победа ».

Вообще-то, родители назвали ее Мари-Сеголен. Но она еще в юности отбросила первое имя, как бы желая порвать с прошлым. Ее биография помогает понять эту весьма незаурядную личность. Она родилась в 1953 году в Дакаре, была четвертой из восьми детей офицера колониальных войск. После Сенегала – Мартиника. Через десять лет отец уходит в отставку в чине подполковника и семья возвращается во Францию. Живут в небольшой деревушке в Лотарингии, вместе с дедом – генералом Первой мировой.

Детей воспитывают в крайней строгости, особенно мальчиков: они должны готовиться служить Родине, а девочки - готовиться служить будущим мужьям. Все восемь носят красные шапочки, связанные матерью: если кто-то потеряется, соседи сразу определят, что это – один из детей Руаяль. Они стесняются своей бедной одежды, страдают от холода в нетопленном доме – все это не от бедности, а во имя спартанского воспитания.

В 12 лет Мари-Сеголен спросила у деревенского кюре: « Почему у мужчин и женщин не одинаковые права, если все мы – дети Божьи? ». Наблюдая, как нелегко приходится ее матери, она очень рано поняла, что единственный способ избежать такой же судьбы – получить хорошее образование. Она уговорила отца отдать ее в католическую школу-интернат и, уезжая туда, уже знала, что не вернется домой. Ее мать после 20 лет служения мужу вызвала чем-то его недовольство и он прислал ей судебного исполнителя с уведомлением о разделе имущества. Оскорбленная, она уходит из дома, не взяв с собой ни вещей, ни денег, работает прислугой, ночуя порой на скамейке в парке. Мари-Сеголен (ей в это время 19 лет) – на стороне матери, она подает на отца иск, добиваясь, чтобы он платил жене алименты.

И продолжает учиться. Сначала в парижском Институте политических наук, знаменитом « Сьянс-По », который в свое время окончили будущие президенты Помпиду и Миттеран. Потом – в еще более знаменитой Национальной школе администрации, кузнице высших кадров для госучреждений, среди выпускников которой – президенты Жискар д'Эстен и Ширак. Там она знакомится с Франсуа Олландом. Они оба попадают в команду Миттерана и когда в 1981 году он побеждает на выборах, молодая пара получает работу в Елисейском дворце.

В 1988 году Сеголен Руаяль становится депутатом парламента, в 1992 – министром окружающей среды, в 1997 – министром школьного образования, в 2000 – министром по делам семьи и детства. В 2004 году она избрана председателем регионального  совета Пуату-Шарант – одного из 22 регионов Франции. До каждой из этих сухих дат – очень нелегкая борьба. После каждой – очень нелегкая работа. И всегда – успешная.

Отвергая авторитарный мачизм своего отца, она унаследовала от него твердость характера и военный подход к делу: « Я определяю цель, средства ее достижения – и достигаю ее ». Очень многому она научилась и у Миттерана – тому, что политический подход должен превалировать над технократическим, тому, что политика – это, в первую очередь, воля к победе.

Какие же цели она перед собой ставит? Сеголен Руаяль не раз говорила, что обожает читать социологические опросы. Из них она узнает, что больше всего волнует людей. Она даже выдвинула лозунг « партисипативной демократии », то есть такой, которая предусматривает максимально широкое участие населения в процессе выявления « болевых точек », поиска и принятия решений, контроля за их выполнением. Активно использует интернет. Еще один принципиально важный для нее тезис - « справедливый порядок » (в противовес « несправедливому беспорядку »). Она считает, что ностальгия народа по « традиционным ценностям » совсем не обязательно ведет к фашизму. Но если не удовлетворить эту тягу, избиратели вполне могут отдать голоса правым и крайне правым, как это было 5 лет назад, когда во второй тур президентских выборов вышли Ширак и Ле Пен.

Правда, на предстоящих через полгода выборах такой сюрприз вряд ли возможен: за 12 лет правления Ширака правые успели надоесть французам. Страна хочет перемен. Разумеется, перемены обещают все. Но трудно вообразить перемену более радикальную, чем появление во главе Франции умной и обаятельной женщины.

Александр БАНГЕРСКИЙ,
Собкор « МН » во Франции,
Париж.

(МН от 24 ноября 2006 г.)
Tags: МН, Франция, из моего
Subscribe

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment