Александр Бангерский (banguerski_alex) wrote,
Александр Бангерский
banguerski_alex

Categories:

Аргументы за перенос Бронзового солдата

Пишет flasher_t (</a></b></a>flasher_t) в </a></b></a>estonia
@ 2007-04-28 15:33:00
Предыдущая запись  В избранное!  Рассказать другу!  Отслеживать  Следующая запись
О русских, эстонцах, эстоноземельцах и солдатах.
Ну если уж даже Носик просит объяснений...

Меня зовут Андрей. Я – человек, родившийся и выросший в Эстонии. Мои предки с обоих сторон семьи жили в первой Эстонской Республике. Хотя я и гражданин Эстонии по рождению, во мне нет эстонской крови. Биологически я на одну половину русский, а на другую – еврей. Когда у меня спрашивают про национальность, я отвечаю: я – эстоноземелец.


И я поддерживаю перенос Бронзового Солдата.

Ещё несколько дней назад, спросив моё частное мнение по поводу памятника, вы бы получили другой ответ.
Я бы сказал, что переносить памятники неправильно в принципе; что здоровое общество должно развивать в себе способность смотреть на фигуру солдата в форме РККА с каменным нимбом в виде ордена Отечественной Войны, и видеть в первую очередь часть истории этого общества. Я считал, что памятник должен стоять на месте, а в школах должны объяснять детям, что он из себя представляет. Ибо трагедия Эстонии во Второй Мировой войне, и последовавшие за тем десятилетия советской власти – это часть истории страны. И пока на Тынисмяги стоит Бронзовый Солдат, эстонцы и эстоноземельцы будут помнить о случившемся.

И в то же время я знал, что есть нечто гораздо важнее судьбы памятника. Это право жителей Эстонии решать судьбу памятника самим. Для маленькой страны, лишь недавно вырвавшейся из-под власти огромного соседа – притом соседа, принципиально отличного по мировоззрению – чувство независимости первично. Эстонцы – рассудительный, обстоятельный народ, способный вести дела даже с лично неприятным им партнёром; но если обижаются эстонцы нелегко, то и прощают обиду они нескоро. Никакие деловые интересы, никакие угрозы санкций не способны заставить эстонцев признать право России вмешиваться в их внутренние дела.

Давайте же отбросим философские рассуждения о том, насколько оскорбительно перемещение останков солдат из-под бетонной плиты на военное кладбище, и идиотские мифы об эстонских фашистах. Давайте поговорим о тех вещах, которые вслух обычно не говорят.

Несмотря на присутствие многих народностей на её территории, Эстония – государство мононациональное, созданное эстонцами, из эстонцев, и для эстонцев. Именно этого не понимают те русскоязычные жители страны, которые после таллиннских событий ночи 26-го апреля предрекают отставку Ансипа, и называют беспорядки победой. Они искренне считают, что теперь правительство страны уступит им; что их просто не слышали, или не принимали всеръез.

Однако же они исходят из ошибочного предположения: что в демократической, свободной Эстонии, живущей согласно 12-му параграфу своей конституции, скандирующие «Россия! Россия!» и кидающие камни в полицейских, обладают теми же правами на государство, что и сами эстонцы. Мои родители, прожившие большую часть своей жизни в Эстонской Советской Социалистической Республике, ещё в раннем детстве объяснили мне основополагающий принцип демократии: твоя свобода кончается в миллиметре от кончика моего носа. Свобода – не значит анархия, а демократия не ставит своей задачей удовлетворить каждого члена общества. Эстонская демократия служит в первую очередь интересам эстонцев.

Русские живут в Эстонии только потому, что эстонцы им разрешают.

И местные русские это понимают. Поэтому большинство русскоязычных эстоноземельцев просчитало для себя все «за» и «против», и решило остаться тут. В благодарность за право пользоваться преимуществами жизни в Эстонии они соблюдают правила, которые эстонцы установили для самих себя. Это и знание эстонского языка, и нормы поведения...

Что бы ни говорили московские СМИ и анонимные комментаторы на русском варианте новостного портала «Дельфи», после 91-го года эстонцы поступили с советскими иммигрантами по-божески. Получение гражданства требует лишь минимального знания языка и элементарного экзамена по Конституции; самому мне сдавать экзамены не было необходимости, но многие мои друзья получали гражданство по натурализации, и ни один не посчитал требования сложными. При том эстонский язык в виде госэкзамена (зачитывающегося для получения гражданства) сдают все те, кто заканчивает русскоязычную среднюю школу. В демократичных, свободных, цивилизованных странах Старой Европы – вроде той же Франции – общественные школы, ведущие обучение не на государственном языке, просто немыслимы.

Единственное, чего эстонцы потребовали от чужаков, которых силой навязывала советская власть – это уважения к местным порядкам; понимания, что сколько бы лет эти люди не жили в Эстонии, они остаются гостями. Именно поэтому между гражданином ЭР по рождению и по натурализации Конституция делает одно-единственное различие. У первого гражданство отобрать нельзя ни при каких обстоятельствах. У второго – можно. Потому что когда дебоширит один из членов семьи, его успокаивают. Когда то же начинает делать непрошеный гость – его спускают с лестницы.

В таллиннских событиях виноват и премьер-министр Андрус Ансип, слишком жёстко и явно действовавший в отношении памятника, и российские власти, посредством российских же СМИ развившие истерику вокруг памятника до той стадии, на которой перемещение Бронзового Солдата стало неизбежным. Перед парламентскими выборами лидер реформистов нуждался в политической платформе, так как партия обладала имиджем команды управляющих, а не государственников. В битве двух крупных политических партий Эстонии местный союзник «Единой России» Эдгар Сависаар недвусмысленно выступил за сохранение памятника, соответственно Ансип выступил против. Вето президента не дало решить судьбу памятника до выборов, и те фактически превратились в референдум; люди, голосовавшие за реформистов, могли и не хотеть переноса Альйоши, но этот вопрос не был для них принципиальным. Выиграв выборы с превосшедшим прогнозы преимуществом, и поставив рекорд набранных одним кандидатом голосов, Ансип был вынужден продолжать процесс переноса памятника. Отступившись в тот момент, он во-первых показал бы неспособность доводить до конца свои политические проекты, а во-вторых уничтожил бы доверие к своей партии, пострадавшей в результате прошлой коалиции от насмешек в духе «голосовали за реформистов, а получили Сависаара». В контексте эстонской политики это смерти подобно.

Поддаться давлению Кремля Ансип не мог ни в коем случае. Давление же со стороны жителей Эстонии исходило от неграждан, или граждан, которые не ходили на выборы; таким образом их мнение закономерно игнорировалось. Те эстоноземельцы, которые были согласны играть по правилам, голосовали за Сависаара – и проиграли; демократическое большинство проголосовало или за перенос памятника, или как минимум не против.

Когда неготовая к нашествию агрессивной толпы полиция отдала центр Таллинна на разграбление пьяной русской молодёжи (треть мародёров были эстонцами! воскликнут некоторые; а кеми были остальные две трети? После переноса памятника немецкому солдату в Лихула эстонцы витрин не били), это не было победой для России, и уж точно это не было победой для местных защитников памятника. Среди моих друзей-эстонцев недовольство поведением Ансипа не приводит к требованиям об отставке, а единственный призыв кого-либо повесить, который я услышал 27-го апреля, относился к Эдгару Сависаару, побежавшему на российское телевидение извиняться. Две тысячи пьяной молодежи в Таллинне и Йыхви не испугают миллион эстонцев; подслушанные в толпе тартуских студентов обсуждения сводятся к тому, что местные русские в основном нормальные парни, а беспорядки есть не национальная рознь, а разгул тупиц любой масти. Сколько бы не дебоширили подогретые дозорами и дельфями молодчики, а права эстонцев двигать солдата, как им вздумается, уже не отобрать.

При том, неготовность властей к бунту, бессмысленному и беспощадному к уличным киоскам, и отсутствие на улицах Таллинна толпы эстонских антизащитников, еще не означает готовность терпеть беспорядки. Как писал известный таллиннский писатель Михаил Веллер, с паром у эстонцев всё в порядке – у них со свистком проблемы. Ещё немного, и задержанных мародёров-неграждан могут начать вывозить за нарвский таможенный пункт и там отпускать. В моих глазах – как полу-русского, полу-еврея, внука людей, воевавших во Второй Мировой на стороне СССР – на вариант чемодан-вокзал-Россия они уже заработали.

======
Перепечатка с сохранением источника приветствуется.
Tags: Евреи, Эстония, русские
Subscribe

  • Суд в Ингушетии запретил мне матерные поговорки

    Я получил электронное письмо с требованием ограничить на территории Российской Федерации доступ к информации, размещенной в моем блоге. Речь идет о…

  • Матерные частушки

    Никак не мог вспомнить одну частушку, пришлось погуглить. Нашёл: урожай у нас высок да болота тописты девки сисисты, пиздясты, сикилясты,…

  • Как не бухать?

    - Как заставить себя вставать пораньше? - Как просыпаться выспавшимся? - Как приходить на работу радостным? - Как бросить работу и жить счастливо? -…

promo banguerski_alex april 11, 2018 15:00 1
Buy for 100 tokens
Мою статью разместили на сайте весьма солидного журнала "Россия в глобальной политике": Поджечь траву, избежать пожара 29 января 2018 Александр Бангерский Александр Бангерский Резюме: Столетие Февральской, а затем и Октябрьской революции 1917 года прошли на удивление тихо и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment